ЧТО У МОЛДОВЫ НА ЯЗЫКЕ

09 мая, 2015 Categories: Без рубрики by Комментарии к записи ЧТО У МОЛДОВЫ НА ЯЗЫКЕ отключены

Интервью с президентом Молдовы Владимиром Ворониным переносилось со дня на день, и в конце концов сотрудник администрации прошептал: «Шеф не в духе».
Надежды на личное общение с первым лицом официального Кишинева оставили меня, но интерес остался. У него, говорят, классные политические советники. Без них коммунисты к власти не пришли бы. Они обыграли пиарщиков Павловского и Бунича, которые работали с конкурентами Воронина. Сами они говорят, что «коммунисты не победили бы без Воронина, безусловного харизматика и лидера».
— Если он в ударе, то говорит ярко. Если не в настроении — что-то мямлит…
От своего «шефа» они «тащатся» всерьез, но не поручусь, что они пошли бы вслед за опальным коммунистом. Вот их базисные установки.
       — Государственной воли никогда не было в Молдове. Коммунисты проявили эту волю — и это притягивает.
— Общество Молдовы на порядок профессиональнее, чем власть. Люди были поставлены в экстремальные условия выживания. При крайней неловкости власти общество «укомплектовано», интернетизировано, осваивает сложные технологии. Общество сопротивлялось бессмысленности власти и стало сильным.
— Молдаване, уезжая на заработки, не оседают. Они всегда возвращаются. Это уникальная черта этноса. Они там работают, чтобы здесь жили дети, старики, чтобы здесь строить дом. Ходят автобусы Ниспорены — Рим, дважды в неделю. Из сел есть маршруты в Милан, Венецию!
       Очень худой, почти изможденный, с оскалом вместо улыбки — из интеллектуалов поколения постарше. Ненавидит все СМИ и смотрит только моду — такая вот визитная карточка политического советника президента Виктора Дороша.
       — Это вы посоветовали Воронину самому ехать к забастовщикам на ТВ?
       — Нет, мы отговаривали. Это его личное решение было.
Его заместитель Александр Беженарь — красавец с густыми бровями, в добротном костюме, с прекрасно ухоженной шевелюрой, дипломатически выдержанный и предельно любезный. Округляет углы, сглаживает, хочет, чтобы я искренне приняла искренность его мотивации.
Депутат, ученый, ректор, пиарщик, издатель Марк Ткачук молод для своих достижений, главный интеллектуал страны, главный антрополог Молдовы, на пальце — перстень, весь в черном, непослушные смоляные вихры.
У них нюх на власть, особенно если власть — на расстоянии руки. Глеб Олегович Павловский, виртуоз своего дела, назвал власть «опасным и жестоким зверем». Интеллектуал испытывает прилив адреналина от близости зверя, который его слушается.
Вот поэтому гимназисты шли к большевикам в 1917 году.
       — Вы — молдавский Розенберг? — спросила я Марка.
— Мы занимаемся культурной антропологией.
       — Как Дибров?
       — Культурнее.
Он очень серьезно рассказал мне про свое детище — школу, в которой готовят элиту республики. Археологические экспедиции у них действуют, в том числе и за рубежом. Через год планируют экспедицию в Китай…
Они выпускают лучший в СНГ профильный журнал. Они научились зарабатывать деньги и быть независимыми.
       — Вы коммунист?
       — Нет. Я во фракции коммунистов. Партийная принадлежность меня не волнует.
       — И вас до сих пор все устраивает?
       — Пока не удается главного: суть хорошего решения выхолащивается на момент его принятия. Молдавия — страна сервисная, давно не аграрная, фольклорная, а не сельскохозяйственная. Вино, сигареты, фрукты — фольклор.
Молодежь идет в программирование. Почтовую программу «Бат» знаете? Сделана в Кишиневе.
       — У вас миллион человек за кордоном. Это — не проблема?
       — Люди работают тяжело. Но они возвращаются. И деньги пересылают сюда. Многие учатся и тоже возвращаются — это важно.
       — Государство просто избаловано тем, что люди выживают без него?
       — Создан департамент миграции…
       — Коммунисты многое создавали не для облегчения, а для затруднения жизни…
       — Это другие коммунисты. Есть в какой-то степени коммунистическая тоска, но идеологии нет. Более 70 процентов членов партии никогда не состояли в КПСС. По настроениям это еврокоммунисты…
Тут я спросила, зачем цензуру ввели. И мне рассказали, как много персонала на ТВ — 1800 человек, какие они плохие профессионалы.
— Говорят о засилье советских фильмов. Их было 40 за год, включая «Кавказскую пленницу». И 400 американских… Но демонстрантам мы благодарны, они вскрыли многое. Что наше ТВ — проблема. Что образование — проблема. Что работа МВД — проблема.
       — А чье решение запретить слово «румыны»?
       — Никто не отрицает идентичности языков, румынского и молдавского. Но мы 10 лет растили граждан другой страны, пока в школах учили «Историю румын».
Ну и ну, подумала я, все же «пролетарии всех стран» были четче. И я отправилась в гигантское здание напротив — в парламент, где фракция коммунистов в большинстве.
11 марта 2002 г

http://www.novayagazeta.ru/society/17348.html

Метки: ,

Комментарии запрещены.