Палестина: победа тех, кого «отрицают»

Апрель 29, 2015 Categories: Интервью by Комментарии к записи Палестина: победа тех, кого «отрицают» отключены

Говорят, история международных отношений — это история войн. Больших и малых. Локальных и мировых. Освободительных и поработительных. Разных. Эту проекцию можно применить и на жизнь народов, хотя в современном мире государства формируются по многонациональному принципу, когда этнос и его история вписываются в историю отдельной страны, сохраняя за собой право на самоопределение, сохранение и развитие. Так должно быть. Но даже после катастроф и войн ХХ века, когда, казалось бы, человечество отошло от страшных понятий нацизма и национального угнетения, сегодня в мире есть народы, право на существование которых «отрицают». Об этом — наше интервью с Надеждой Кеворковой.

 

 

История «палестино-израильского вопроса» восходит к началу ХХ века. После 1917 года миграция евреев на территорию Палестины, находившейся тогда под мандатом Великобритании, со временем приняла массовый характер, несмотря на квоты и позднее — запреты, и в итоге всё «закончилось» созданием государства Израиль после Второй мировой войны в 1947 году. Государства Палестины образовано так и не было. Многие (однако не все) израильтяне говорят, что вообще такого народа, как палестинцы, «не было». Но сами палестинцы не смирились. Их жизнь превратилась в бесконечное сопротивление – «сопротивление с первого вдоха». Эта земля пережила много нашествий и переходила под контроль египтян, турок-оттоманов, британцев, израильтян. После 1947 года жизнь палестинцев Западного Берега и сектора Газа стала ежедневной борьбой за право своего народа на существование под небом, которое ежедневно, а то и ежечасно облетают дроны и с известной только противоположной стороне закономерностью разрезают смертоносные ракеты.

 

Некоторые называют историю палестино-израильских отношений историей кровавого террора, описывая попеременные примеры взаимного уничтожения (армейские спецоперации, теракты, диверсии и пр.) этими двумя народами друг друга (тут, надо сказать, «масштабы» несопоставимы), прекрасно понимая истоки противостояния, восходящему к слову «оккупация», но продолжая искать виноватых в каждом отдельно взятом случае эскалации насилия. Летом этого года Израиль провел очередную (одну из многих) убийственную операцию («Нерушимая скала») в секторе Газа, после которой погибли несколько тысяч мирных палестинцев и еще больше остались покалеченными и изувеченными.

 

Историю уже не переписать. Но можно ли изменить будущее? Может ли быть так, чтобы палестинцы и израильтяне жили на одной территории и в одной стране (в случае с 4 миллионами палестинцев Израиля) по прошествии более полувека взаимного ужаса, боли, постоянных убийств, похищений, кровопролития, создания поселений с подавлением протестов измученного и отрываемого с родных мест народа? Трудно представить… Особенно сложно это представить, когда солдаты армии Израиля держат и сажают маленьких палестинских детей и подростков за решетку, а кидающимся камнями (преимущественно это тоже дети) Кнессет грозит до 20 лет тюрьмы.  Сложно представить, когда правительство Израиля решает создавать новые поселения, строить тысячи домов на территории Западного Берега, оттесняя живущих там палестинцев и держа их в постоянном страхе, проводя армейские рейды в их поселки. Но палестинцы сопротивляются. Всегда. Везде. Как могут. Это уже вопрос эсхатологии. Так считает Надежда Кеворкова, историк, журналист, обозреватель «Russia Today», автор статей в «Независимой газете», «Газете», «Огоньке», «Русском Newsweek» и других СМИ, не один год работавшая репортером в Ливане, Афганистане, Пакистане, Иране, Ираке, Иордании, Турции, Судане, Сирии, Газе, Палестине, на Северном Кавказе и во многих других горячих точках. Сегодня она ответит на некоторые наши вопросы об этой войне, Газе, политической ситуации вокруг Палестины и жизни тех, кого «отрицают».

 

Наедине с Всевышним

 

— Надежда, Вы неоднократно были в Палестине, в Секторе Газа, в том числе, и во время блокады.

  Расскажите, пожалуйста, об этом. Александр Проханов назвал Сектор Газа «осажденной крепостью», «уникальной цивилизацией, соединяющейся с внешним миром тоннелями»… Какова сейчас ситуация в секторе Газа? Были ли Вы там после израильской агрессии «Нерушимая скала» летом этого года?

— То, что принято называть блокадой, палестинцы именуют оккупацией. С их точки зрения, она длится с 1948 года и началась с резни в Дер Ясин, где были убиты более 250 стариков, женщин и детей. Недавно нашли останки другой массовой расправы. Все палестинские селения находятся в блокаде, не только сектор Газа, последние 8 лет – для того, чтобы палестинцу поехать в соседнюю деревню, ему нужно запасаться разрешениями и преодолевать постоянные и передвижные блок-посты – их более 500. Ни один палестинец не может свободно проехать ни в Иерусалим, ни в Вифлеем, ни к матери на похороны, если он отделен от конечной точки своего следования несколькими километрами дорог.

 

После признанных парламентских выборов 2006 года, когда в Газе победило правительство движения ХАМАС, Израиль и Египет Мубарака отрезали сектор от внешнего мира, перекрыв границы не только для людей, но и для продуктов, стройматериалов, медикаментов. Эта блокада немного была ослаблена лишь во время президентства Мохаммеда Мурси, за что ему теперь грозит смертная казнь. После переворота генерала Сиси вдоль границы с Египтом зачищена 800-метровая зона отчуждения, снесены дома жителей и уничтожены все тоннели – единственный способ доставки в сектор медикаментов и продовольствия. На Синае введен режим контр-террористической операции, проезд по Синаю закрыт. Закрыт переход Рафах. Проехать туда было невозможно ни во время 51-дневной войны, ни сейчас.

 

— Почему Израиль начал эту операцию в Секторе Газа? Они ссылались на убийство трех израильских подростков, но ведь это произошло на Западном берегу реки Иордан, то есть в совершенно противоположной стороне от Газы…

— Израиль считает палестинцев, в том числе своих граждан, врагами, которых можно бомбить, похищать, держать десятилетиями без суда в тюрьмах, осуждать на длительные сроки за любое неповиновение, подвергать пыткам, блокаде, лишать права на перемещение – и при этом не иметь серьезных проблем с США или ООН. Израиль не признает права палестинцев на сопротивление и осуществляет свое право на насилие. Но, как мы знаем из истории, всякое беззаконие наказуемо. Рано или поздно.

 

— Насколько трудно сейчас попасть в Сектор Газа, в том числе, и журналистам?

— Попасть в сектор Газа невозможно не только журналистам, но и врачам, гуманитарным грузам, лекарственной помощи, дипломатам.

 

— Лидер движения «Хезболла» предупреждал, что «если Израиль разрушит дом в Ливане, Хезболла разрушит дом в Тель-Авиве», показывая, что они намертво защищают свою жизнь и права, интересы. А кто защищает палестинцев? Кто их реальный союзник в мире?

— Палестинцев защищает Всевышний. Иначе объяснить их стойкость не получается. Никаких режимов, правительств и сил, кто бы их реально защищал, нет. Многие пытались им помогать или хотя бы говорить об их тяжелом положении. СССР помогал палестинцам оружием, тренировал бойцов, оказывал политическую поддержку, провел в ООН резолюцию, осуждающую сионизм. СССР прекратил свое существование – и поддержка прекратилась. Иран поддерживал палестинское сопротивление. Сирия его поддерживала. Обама назвал палестинцев самым несчастным народом. Россия приглашала делегацию ХАМАС в Москву… Но насколько это все успешно, можно судить по картинам сегодняшней Газы и Западного Берега. Есть миллионы людей по всему миру, мусульман и христиан, верующих и агностиков, которые по мере своих сил вносят лепту помощи – это драгоценно и несопоставимо по величию со всеми усилиями разных политических режимов.

 

— Как Вы считаете, почему палестинцы Сектора Газа, в частности, остались как будто забытыми мировым сообществом, которое закрывает глаза на преступления против них?

— Палестинцы не забыты. Палестинцы сопротивляются с первым своим вдохом и до последнего своего вдоха на этой земле. «Мировое сообщество» — это химера, а у химеры всегда веки закрыты.

 

На постсоветском пространстве нет ни политических идей, ни политических принципов – поэтому людям здесь кажется, что весь мир забыл о Палестине. Но на фоне деидеологизации постсоветского населения идет консолидация иных общностей. Так что не стоит принимать местный личностный распад за общемировую тенденцию. Напомню, что резня Брейвика произошла на слете пропалестинского лагеря, куда приезжал тогдашний норвежский премьер. Эта резня была попыткой сорвать признание Палестины в ООН. Несмотря на убийство неонацистом 79 человек, Палестина стала членом ООН.

 

Не сдаться «земному раю»

— Недавно стало известно, что Лига  арабских государств намерена представить СБ ООН проект резолюции о создании Государства Палестины. Предпринимались ли такие действия с 1947 года? Что мешало созданию Государства Палестины? И известно ли Вам, что собой представляет «межарабский план действий» по прекращению оккупации Израилем палестинских территорий? Насколько он может принести какие-либо результаты для палестинцев?

— Такие инициативы призваны пускать некую рябь по воде молчания, которую хранят эти режимы во время массовых убийств в Палестине. Палестина существовала и существует, независимо от того, что по этому поводу думают власти и режимы. Она оккупирована. Палестинцы находятся под постоянным ударом и под ежедневным неослабевающим давлением. Они сопротивляются со всем жаром, который отпущен человеку. Это сопротивление Давида. Давид победит Голиафа.

 

Инициатива ЛАГ – одна из многих. Посмотрите карты, показывающие, как сжимается территория, на которой живут палестинцы. Таков итог всех подобных инициатив.

 

— Существует ли решение этого конфликта, каково Ваше личное мнение? И в чем.

— С 1948 года поддерживается трескотня на тему «решения конфликта». Этот конфликт не человеческого формата, не подлежит политическому решению. Он относится к области эсхатологии. Есть много охотников рисовать перед палестинцами некое подобие ОАЭ, с небоскребами, банками, виллами, туризмом и иными соблазнами. Тем не менее, палестинцы не сдаются на милость преуспевания. Они выбрали путь сопротивления и следуют ему, хотя гораздо комфортнее, с точки зрения современного человека, сдаться и начать строить земной рай по образу Дубая.

 

Больше некому

— В СМИ говорят об «ужесточившейся волне насилия между палестинцами и евреями» за последнее время и об угрозе третьей интифады… Как Вы считаете, дойдет ли до таких страшных последствий?

— Это не волна насилия «между палестинцами и евреями». Это упорное желание Израиля настоять на своем, попытка нанести палестинцам максимально болезненное, смертельное унижение. Израиль решил настоять на том, чтобы его представители имели право молиться в мечети Аль-Акса (третья святыня мусульманского мира после мечети Аль-Харам в Мекке и Мечети Пророка в Медине – прим. авт.), выделили себе часы. Затем он решил разделить территорию Аль-Аксы и закрепить это разделение. Палестинцам моложе 40 лет запрещен вход в Аль-Аксу. Израильские отряды избивают безоружных палестинцев, пытающихся протестовать, арестовывают детей. Вот недавно вокруг Аль-Аксы встали женщины – больше уже некому.

 

Конечно, при желании можно называть это «волной насилия между палестинцами и евреями» и ужасаться грядущей

третьей интифаде, не понимать, почему палестинцы такие недоговороспособные, рассуждать о том, что Бог даровал эту землю евреям, увязывать этот тезис с современной политической ситуацией и при этом силами всех СМИ бороться с политизацией, например, мусульман. Всякий раз в таких рассуждениях обнаруживается логический сбой. А мужество и упорство сопротивления палестинцев не ослабевает, есть у них оружие или нет его. В руках палестинских детей только камни. У израильской армии все современные формы оружия. Но они не могут победить этот народ, чье существование они отрицают.

 

— Надежда, в одной из своей недавних статей Вы писали, что готовы как журналист ехать и «аккредитоваться» у «Исламского государства» (ИГИЛ, ИГИШ – авт.). Есть ли у Вас чувство страха?

— Журналистам предельно осложнили возможность работы на Ближнем Востоке. Это очень удобно сильным мира. Если нет журналистов, то можно беззастенчиво врать. Современные технологии позволяют создавать любую версию реальности – какую нужно, такую и предоставят. От имени различных группировок и вокруг Сирии, и Ирака насоздавали такое количество мифов, что журналистам просто брошен вызов. Нас убеждают, что если вы едете туда, то вам режут горло. Что это людоеды, которые не имеют принципов и рамок. Для ИГИШ рисуют карты, где они контролируют якобы половину Ближнего Востока. Снимают ролики, где костюмированные палачи бескровно отрезают головы журналистам. Серьезные и информированные люди на полном серьезе провожали меня в блокадную Газу, как на верную смерть. А между тем, это самая спокойная земля, если не считать падающих с неба бомб и постоянно жужжащих беспилотников.

 

Последние 11 лет нам рассказывают, что «ужасные исламисты» изгнали из Ирака христиан. А в Ираке христиане хотят, чтобы их услышали: не мусульмане им угрожают, а оккупация.

Нина Леонтьева, специально для Бюро информации Notum©

9 декабря 2014 года

http://www.notum.info/news/politika/palestina-pobeda-tex-kogo-otriczayut

Метки: , , , , , ,

Comments are closed.