СУДЬБА СОЛДАТА В АМЕРИКЕ

Май 09, 2015 Categories: Без рубрики by Комментарии к записи СУДЬБА СОЛДАТА В АМЕРИКЕ отключены
  Америка не празднует Дня Победы ни над Германией, ни над Японией. Здесь нет по этому случаю парадов. Но ветеранами ведает целое министерство.
Департамент учредил президент Буш-старший в 1989 году.
Буш тогда сказал, что для ветеранов Америки есть только одно место — в Овальном кабинете, рядом с президентом Соединенных Штатов. Я не видела в этих стенах самих ветеранов, но стены департамента находятся в непосредственной близи к Белому дому — видно из окна. На входе — полный полицейский контроль. Требуют выключить и заново включить мобильный телефон — проверяют, не является ли это устройство взрывным.
Фил БУДАН, директор отдела по контактам с прессой, говорит, что меры вынужденные — слишком много приезжает людей с отклонениями психики, протестующих против того или иного действия правительства


       — Фил, сколько чиновников работают здесь?
— Три тысячи, и еще две — по стране.
       — А сколько ветеранов в США?
       — Ныне живущих 25 миллионов. Я сам — ветеран Вьетнама. И многие из наших сотрудников тоже. Я не был в боях, на фронте, но был в армии.
       — И вы тоже получаете пособие?
       — Нет, я работоспособен. Не всем ветеранам оказывается помощь, а тем, кто в ней жизненно нуждается по старости, состоянию здоровья. Инвалидности, если теряют работу. Более 2,5 миллионов ветеранов и их семьи получают пенсии и компенсации. С 1973 года мы решаем и похоронные вопросы для самих ветеранов и их семей. Захоронение для ветеранов бесплатное. Члены их семей могут быть похоронены вместе с ними тоже бесплатно.
Еще мы осуществляем помощь в медицинском страховании.
       — Она велика?
       — Нет, она в пределах 100—400 долларов в месяц. А вместе с пенсиями получается долларов 700. Плюс еще некоторые льготы.
Для справки: нормальная страховка стоит около 5 тысяч долларов в год. Не очень, прямо скажем, щедро. При том, что многие ветераны нуждаются в серьезной психологической помощи, настоящей многоступенчатой реабилитации, на которую у них нет средств.
       — Вы смотрели фильм Оливера Стоуна «Рожденный 4 июля» о судьбах ветеранов?
       — Да. И мне он не понравился. Там много правды, но все показано не так, как на самом деле.
       — Оливер Стоун был на войне, сам ветеран…
       — Мне ближе «Форест Гамп». Хотя, конечно, это тоже Голливуд. В жизни многое проще и более жестко.
Здесь, в прямолинейной Америке, кино — область пристрастий. Разговор о фильмах знаковый, человек дает понять о своих взглядах. Передо мной сидел американский Дон-Кихот, работающий не за деньги, а из принципа. И чрезвычайно доверчивый к цифрам.
       — Фил, кто включен в понятие «ветеран» в США?
       — Все, кто был в армии, кто работал в армейских структурах, на фронте и в тылу, на военных заводах, в составе медицинских бригад, а также их дети, родители, вдовы. У нас есть полная статистика начиная с времен Американской революции до войны в заливе 1990—1991 года — кто погиб на фронте, сколько раненых. Мы знаем, когда умерли последние ветераны Гражданской войны. Вы знаете, сколько у вас ветеранов Октябрьской революции?
       — Нет, да и вряд ли у нас сейчас есть ведомство, которое ими занимается. А что касается ветеранов и героев Первой мировой, их могилы были стерты с лица земли, поскольку война считалась буржуазной и ненужной социализму.
       — Вот как… Никогда об этом не задумывался. Мы вели статистику и по армии южан, и по армии Севера. У нас есть сведения о 2 тысячах 503 ветеранах Первой мировой войны, которые живы до сих пор, о 5,5 миллионах ветеранов Второй мировой войны. Почти 4 миллиона ветеранов корейской войны, 8,3 миллиона воевавших во Вьетнаме и 1 753 530 ветеранов войны в заливе. Живы 12 человек, которые были детьми ветеранов Гражданской войны, и даже одна вдова.
       — Как это может быть? Война закончилась в 1865 году.
       — Она была очень молодой, а он уже стариком, когда они поженились, прошло много лет со дня окончания войны. Она дожила до наших дней.
       Последние свидетели Гражданской войны умерли в 50-х годах ХХ века. Статистика и учет в США поставлены хорошо, равно как и прогнозирование. Скажем, по предварительным расчетам, к 2018 году не останется в живых ни одного участника Первой мировой, а ветеранов Второй будет около 360 тысяч.
       Недавно стало известно, что жив последний из участников американской интервенции в Россию после революции.
       Здесь почти никто не знает, что был такой эпизод в прошлом. Даже президент Рейган сказал однажды, что Россия и США никогда не воевали.
Да, так вот, Гарольд Ганс. Ему 102 года, водит автомобиль, живет в штате Орегон.
Этого бодрого старика отыскали журналисты. Гарольд Ганс никак не мог понять, почему тот факт, что он остался последним, привлекает к нему внимание. Вместе с ним в Архангельске в 1918 году высадились пять с половиной тысяч бойцов дивизии «полярных медведей». В военных отчетах о раненых в ту кампанию говорилось, что такой-то «пролил кровь за установление демократии». Через три месяца наступила зима, и американцы покинули Архангельск. Он помнит комаров, болота и бревенчатые избы, посреди которых и должна была быть «установлена демократия».
       — Пентагон никогда не выражал раскаяния по поводу своих действий. Скажите, пожалуйста, а простым американцам свойственно полагать, что та или иная кампания была ошибкой? Скажем, бомбежка Сербии?
       — Да, я сожалел о том, что происходило.
       — У вас были друзья, которые протестовали против войны во Вьетнаме?
       — Да. Были и есть. Но мы предпочитаем не разговаривать на темы, которые нас разъединяют. Каждый остается при своем мнении.
       — Вы не считаете, что война во Вьетнаме была ошибкой?
       — Мы воевали с опасностью коммунизма. Нас в этом убедили. Мы верили, что это так. Война — зло, но коммунизм считался злом большим.
       — Давайте вернемся к проблеме ветеранов. Как конкретно департамент им помогает?
       — Мы предоставляем пособие после выхода из армии на 24 недели. Помогаем получить образование. Находим работу. Мы работаем с банками, чтобы ветераны могли получить ссуды на льготных условиях для покупки жилья. В совокупности ветеран может рассчитывать на помощь государства в размере 10 — 14 тысяч долларов в год. Немного, но для большинства эта помощь является решающей.
       В 1930 году было всего 54 госпиталя для ветеранов, сейчас всех ветеранских учреждений — 682. Ветеранская служба коренится в прошлом: общины поселенцев брали на себя обязанности по содержанию состарившихся и немощных членов милиции, военных отрядов, инвалидов. Они обороняли колонистов от индейцев. Теперь эта функция перешла к государству, но момент преемственности очень важен для американцев — «так установили первые пилигримы в Плимуте».
       — А почему вы не считаете убитых индейцев? Они тоже теперь признаны частью народа и погибали…
       — Нет данных. Но среди нынешних ветеранов есть индейцы, и афроамериканцы, и латины. Расовый вопрос ни при чем.

       P.S.
О людских потерях США, которые считаются в Старом свете смехотворными.
Во время Войны за независимость погибли 4435 человек, в кампании 1812 года за расширение на Запад — 2260, в войнах XIX века с индейцами — примерно тысяча, в войне с Мексикой — более 13 тысяч, в Гражданской — около 500 тысяч с обеих сторон. Потери в Первой мировой войне — 53 402 на фронтах, Второй мировой — 291 557, корейской — 36 тысяч, вьетнамской — 58 тысяч, войны в заливе — 383 человека. Вместе с убитыми не на поле боя США потеряли около 900 тысяч человек за 200 лет своей истории.
Каждый десятый американец — ветеран. Большинство этих людей так и не нашли себя в жизни мирной, они больны, вспыльчивы и консервативны. Перед ними заискивают во время избирательных кампаний, их жизненные истории вытаскивают на общее обозрение, чтобы очень быстро забыть.
В какие-то минуты возникает ощущение непреодолимой пропасти между ними и нами. Они все посчитали и очень хорошо выполняют свой сегмент работы. И вся машина работает четко. Только смысл этой тяжелой работы ясен не до конца. Джон Леннон, посчитавший число истребленных индейцев 30 лет назад и предъявивший этот счет американскому народу, хотел уменьшить пропасть непонимания. Но Америку меняет только время, а ее базовые ценности непреложны.
Удивительно другое: в США не существует зафиксированного напряжения между бывшими солдатами Вьетнама и вьетнамцами. Многие американцы женились на вьетнамках. Конгресс несколько лет не давал их женам и детям вид на жительство. Два года тянулась волокита, солдаты не могли бросить свои семьи, зверели в джунглях, пили. Но и это в прошлом. Вьетнамцы — иммигранты и родившиеся в США — такие же граждане, как и те, кто носит орденские лычки. «Каждый остается при своем мнении», как сказал Фил Будан.
И только собравшись вместе, ветераны вспоминают, как вьетнамские дети, девушки, старики вынимали из корзины автомат и расстреливали в упор оккупантов с их демократией и правами человека.

Надя КЕВОРКОВА

06.09.2001

 

http://old.novayagazeta.ru/data/2001/64/08.html

Метки: ,

Comments are closed.