Святое место, где славить Бога запрещено

Апрель 29, 2015 Categories: Featured, Заметки by Комментарии к записи Святое место, где славить Бога запрещено отключены

Ежедневно, кроме пятницы и субботы, на площади в Старом городе Иерусалима, где расположены две мечети – аль Акса и Купол Скалы – происходит полное драматизма противостояние. Стайки мусульманок бегут, завидя группы босых мужчин в окружении охранников и репортеров, и хором произносят всего два слова: «Аллаху Акбар!» На пути мусульманок стоят израильские солдаты. Поселенцы обходят площадь. А девушек переписывают и фотографируют, некоторых арестовывают и выдают им запрет приходить сюда.
Какой в этом смысл? Что хотят те и другие? Казалось бы, чем мешают поселенцы? Ведь в сами мечети им запрещено ступать. Да и молиться им официально запрещено – их обыскивают, чтобы они не пронесли сюда никаких молитвенных книг, свитков и прочих атрибутов.

Палестинцы уверены, что эти люди приходят сюда не просто так. Они считают, что визиты наиболее агрессивных израильтян – часть плана израильского правительства, которое намерено сначала выделить иудеям часы для молитв, затем – отгородить для них часть площади, а затем полностью изгнать отсюда мусульман, чтобы разрушить мечети и построить здесь Третий храм Давида и Соломона.

Может показаться, что это  лишь плод воспаленного воображения. Между тем, много мечетей отобрано у палестинцев таким образом, с помощью напористости поселенцев. Например, мечеть Ибрагима в Хевроне поделена на две части, в одной устроена синагога. Отобрана полностью мечеть Рахили в Вифлееме, мечеть семьи аль Дауди на Сионе и другие.

Неподалеку от ворот мечети аль Акса в небольшом дворике в Старом городе несколько женщин развесили плакаты в защиту святыни. Они здесь с раннего утра. Закусывают бутербродами. Пройти в аль Аксу им запрещено. В 11.30 они идут к ближайшему армейскому кордону, и, если удается, если нет дождя и снега, расстилают коврики, совершают намаз и расходятся по домам до следующего дня.

Палестинке жительнице Иерусалима Латифе Абдель Латиф 24 года, она преподаватель математики. Молиться в мечеть аль Акса она ходит с детства. С ноября спецслужбы Израиля запретили ей  приближаться к мечети за то, что при виде израильского поселенца на территории аль Аксы она произносит слова «Аллаху Акбар». Никаких иных провинностей перед законом Израиля у нее нет.

Латифе – одна из десятков участниц протестов мусульманок против посещений мечети аль Акса израильскими поселенцами.

Палестинцы создают различные фонды и группы для защиты аль Аксы – власти последовательно под разными предлогами их закрывают. Эти женщины ничем не объединены кроме того, что физически обозначают свое присутствие возле блок-поста.

Латифе выдали запрет на три месяца, другим – на полгода. У некоторых забрали удостоверение личности, без которого палестинка в Иерусалиме шагу ступить не может. Других приговорили к домашнему аресту.

Почему протесты идут в аль Аксе

Многие мусульмане при слове аль Акса и при виде фотографий сразу начинают строго пояснять, где главная святыня, а где второстепенная.

Палестинцы же охраняют весь комплекс в Старом городе Иерусалима, всю площадь, где находятся две мечети – аль Акса и Купол скалы. И для краткости говорят: «Мы защищаем аль Аксу».

Вся площадь находится в управлении ВАХФа, специального комитета по делам комплекса. Однако проход во все ворота контролирует израильская армия. Армия и спецслужбы беспрепятственно туда заходят, ежедневно обыскивают все помещения, включая сами мечети, производят задержания и аресты палестинцев. Никакие палестинские полицейские здесь не присутствуют, хотя формально, согласно ООН,  Восточный Иерусалим находится в юрисдикции Палестинской Автономии.

Это не просто религиозный конфликт, но такой, в который вовлечены политики, историки и даже археологи.

Аль Акса считается у мусульман третьей после Мекки и Медины святыней. Мусульмане верят, что именно здесь произойдет второе явление Иисуса Христа и начнется Страшный суд.

Иудеи считают, что Купол скалы выстроен на месте иудейского храма Соломона. Они уверены, что именно здесь Авраам собирался принести в жертву своего первенца Исаака. Они называют эту гору Храмовой (палестинцы никогда не употребляют этого слова). Они согласны, что Страшный суд будет здесь, но только для иудеев и после пришествия Машиаха.

Мусульмане против этого названия, поскольку отрицают, что иудейский храм располагался здесь. Они считают, что первенцем Авраама был Исмаил, а не Исаак, и что он должен был принести его в жертву не в Иерусалиме, а в Мекке, что знает каждый человек, исповедующий ислам и готовящийся совершить хадж.

Мусульмане не приемлют претензии иудеев на этот комплекс и считают его очередным земельным захватом, который государство осуществляет силами поселенцев-фундаменталистов.

Мусульмане, многие ученые, израильские археологи и левые израильтяне ссылаются на то, что несмотря на грандиозные израильские археологические изыскания, не найдено ни одного артефакта, свидетельствующего о нахождении в этом месте храма Соломона. Как не найдено археологических свидетельств о присутствии евреев в святой Земле до царя Ирода.

Вот таков многослойный базис противостояния, которое с таким напряжением сил идет здесь.

Суть протеста

Повторю, никаких вооруженных сил у палестинцев для охраны мечетей нет. Палестинцы в Восточном Иерусалиме не состоят в группировках, у них нет оружия и нет возможности вооружиться. Всякий мужчина, который попытается кинуть камень в поселенца или солдата, будет арестован на годы как террорист.

Протест женщин – это последнее, что палестинцам осталось. Буквально.

Заключается он вот в чем.

Едва завидя израильских поселенцев и охраняющих их персон, которые прохаживаются вокруг мечети, женщины хором произносят «Аллаху Акбар».

Израильская армия и спецслужбы бдительно следят за тем, чтобы поселенцы проходили сюда без молитвенных принадлежностей. Также они следят за тем, чтобы женщины не приближались к поселенцам. Они фотографируют и снимают на видео этих женщин, те стараются закрыть лица, потому что как только их идентифицируют, они получат запрет на проход.

С лета в протестах принимали участие и юноши, и мужчины. Но с ними не церемонились – арестовывали, избивали. В октябре израильские власти запретили проход мужчинам моложе 50 лет и женщинам. Последние развернули протесты силой слова.

Вот такое идейное и религиозное противостояние происходит здесь почти полгода, а с ноября 2014 года оно приобрело ожесточенный характер.

Распорядок протеста

В 7.30 утра с воскресенья по четверг для иудеев, христиан и туристов открыты Магрибские ворота для прохода на территорию заповедной мечети. К ним ведет довольно уродливый деревянный пандус сбоку от Стены плача.

Для мусульман открыты несколько других ворот. Причем, мусульманин со своим другом не мусульманином не могут пройти в одни и те же ворота – никогда.

По пятницам и субботам проход разрешен только мусульманам. Магрибские ворота в эти дни закрыты.

Зайти внутрь мечетей разрешено только мусульманам – такое правило действует после известного эпизода в 1969 года, когда австралиец, член фундаменталистской христианской церкви, поджог аль Аксу.

При этом каждый вечер все помещения мечетей обыскивают израильские солдаты – это единственная мечеть на земле, где запрещено ночевать паломнику.

С раннего утра во все дни (кроме пятницы и субботы) сюда приходят группы поселенцев. Они снимают обувь и обходят вокруг мечети Купол Скалы, так как считают, что именно она построена на месте иудейского храма, разрушенного римлянами в 1 веке нашей эры. Саму скалу они считают тем местом, которое в их храме именовалось Святая святых и куда разрешен был вход только первосвященникам.

Вот уже полгода как визиты сюда поселенцев стали носить, с точки зрения мусульман, характер нарочитого вызова.

Особое возмущение вызвало закрытие комплекса для людей моложе 50 лет в месяц Рамадан. Еще большее возмущение вызвал эпизод, когда поселенцы принесли сюда синагогальное ритуальное вино и стали его здесь пить. Время от времени проход мусульманам к мечети вообще запрещен.

Осенью 2000 года в аль Аксу пришел молиться будущий премьер Шарон вместе с поселенцами, в результате чего началось палестинское восстание.

Мусульмане считают, что ритуальные действия и попытки молиться поселенцев – часть политического плана по захвату важнейшей для мусульман святыни, подобно тому, как были захвачены многие мечети. Так, полностью под контролем Израиля мечеть возле Вифлеема, где похоронена Рахиль, и мечеть Ибрагима в Хевроне (аль Халиле). Идет своего рода кампания по взятию под контроль мечети в Наблусе, где похоронен Иосиф и тд.

Почему женщины?

«Женщины проснулись. Нас много. Когда запрещают одним, приходят другие», – говорит Латифе.

Она возмущена, что израильская армия препятствует на территории мечетей произносить слова «Аллаху Акбар».

Она напоминает, что с этих слов начинается азан – призыв на молитву, который в Израиле тоже не раз пытались запретить или приглушить.

«Эти слова означают «Всевышний велик». На каком основании произнесение этих слов наказуемо? Что последует за этим? Они уже запрещают посещать мечеть мужчинам моложе 50 лет. Они запрещали женщинам здесь быть», – удивляется Латифе.

Особое отношение к женщинам она видит и в том, что именно у них на входе отбирают удостоверение личности, могут его не отдать, могут задержать любую из них.

«Если в пятницу я иду на молитву с братом, то только у меня заберут удостоверение», – говорит Латифе.

Ее возмущает то, что женщины подвергаются полицейскому преследованию за свидетельство о Боге.

«Сколько раз было, я подхожу только к охранникам ворот, а они уже знают мое имя и даже где я живу. Это угроза мне? Они демонстрируют, что они все о нас знают?» – говорит девушка.
«Мы приходим каждый день и сидим перед входом. Ничто меня не остановит. Они думают, что мы боимся. У нас страха перед ними нет», – говорит она.

Отец девушки владелец книжного магазина. В юности тоже участвовал в сопротивлении, отсидел в израильской тюрьме 13 лет. Ее мать работала секретарем в Orient House. Брат – архитектор и айтишник.

«Родители нас останавливают – у них нас только двое, я и брат. Но молодежь больше не хочет мириться с издевательствами», – говорит Латифе.

«За пять лет они запретили 50 женщинам посещать мечеть. Это незаконно. Все женщины, кто приходит протестовать, были побиты, арестованы», – говорит Латифе.

Она подчеркивает, что женщины стараются не подписывать согласие с запретом, хотя это и чревато последствиями.

«Если ты откажешься подписать, то тебя отправляют в Рамли – тюрьму в Тель-Авиве, тебя судят и дают срок запрета», говорит она.
Системные протесты против беспрепятственного прихода поселенцев начались в 2011.

Она приходила молиться в аль Аксу с детства и не понимает, по какому праву ее лишили этого.

Поселенцы совершают обход Купола Скалы

Почему мусульмане против молитв поселенцев

«Поселенцы здесь молятся и пьют вино – делали это два или три раза, никаких последствий для них это не имело. Закон не равен для всех. Армия всегда на их стороне», – Латифе напоминает, что когда Ариэль Шарон в 2000 году посетил аль Аксу, то началась Вторая интифада. После на некоторое время поселенцам запретили сюда приходить. А теперь все это возобновилось.

«Мы верим, что аль Акса для мусульман, что Иисус Христос придет в Иерусалим снова. Я не против никакой религии. Пророк Мухаммед дружил с евреями. Мы понимаем установления религии, но мы противники плана поселенцев разрушить аль Аксу и построить здесь храм Соломона», – говорит Латифе.

Она напоминает, что с христианами у мусульман никаких сложностей нет.

Так, – напоминает девушка, – во время 51-дневной войны 2014 года христиане Газы пригласили мусульман в храмы молиться, поскольку многие мечети были разрушены бомбардировками.
Также она рассказывает о христианине-палестинце, который во время Рамадана берет на себя функцию ходить по улицам и напоминать мусульманам ночью о разговении.

«Христианин православный ходит и кричит: «Мусульмане, не спите!» Понимаете, какие у нас отношения?», – говорит она.

«Таких историй множество. Ключи храма Воскресения в Иерусалиме хранятся у мусульман уже много веков», – напоминает Латифе.

Она не принимает такого вторжения в мусульманские святыни:

«Мусульмане деликатно относятся к другим религиям. Например, халиф Осман специально не стал молиться внутри храма Воскресения, когда пришел в Иерусалим, чтобы мусульмане не превратили его в мечеть».
Она считает, что поселенцы намеренно приходят сюда молиться, чтобы потом завладеть этим местом. То, что они молятся, для нее очевидно:
«Поселенцы снимают обувь во дворе мечети, шепчут что-то, кланяются в сторону Купола Скалы и даже отходя, не поворачиваюсь к ней спиной, пятятся, так как считают, что именно там находился их храм».
«Мы не против них потому, что они иудеи. Мы против них потому, что они поселенцы и отнимают нашу землю и наши дома и хотят отнять аль Аксу», – заключает Латифе.
Против посещения туристов мусульмане, по ее словам, не возражают, поскольку туристы не молятся и не претендуют на захват.

Она смотрит новости в своем телефоне:
«Вот, прямо сейчас арестован один из тех, кто отвечает в администрации аль Аксы за связи с общественностью».

«Мы против кидания камней. От этого ничего не меняется, только становится хуже. Наш протест мирный», – считает девушка.
Женщины идут к блок-посту.

Мимо солдат проходят американские туристы с гидом. Весело перебрасываются с солдатами и начинают с ними фотографироваться. Гид тем временем то ли сам себе, то ли мусульманкам бросает рубленные фразы про то, что Храмовая гора – гора Третьего храма. Туристы семенят вслед за ним.

Мужчины сидят в кружок, обсуждают религиозные вопросы, читают Коран

Как пройти на аль Аксу христианке

Чтобы попасть на Магрибский мост, нужно миновать стационарный блок-пост с рамкой, показать сумку, пройти мимо всей Стены плача. Еще один блок-пост. Солдаты спрашивают паспорт, еще раз смотрят сумку и с недоверием относятся к платку на голове: «Не мусульманка? Христианка? Идите. Ножей нет?»

Довольно уродливый деревянный мост начинается здесь. С него можно рассматривать молящихся у стены иудеев.

И вот Магрибские ворота.

На площади аль Аксы там и тут в кружок сидят женщины и мужчины. Читают Коран. Кое-где отдельно сидят старики. Все с покрытыми арафатками головами. Служитель кормит упитанных котов.

Повсюду прохаживаются солдаты израильской армии, переговариваются по рации, иногда довольно громко. Стайки туристов с гидами, которые тихими голосами рассказывают о мечетях. Старые полустершиеся таблички с указанием, когда разрешен вход туристам в сами мечети. С 1969 года их так и не сменили.

Издали доносится едва слышный женский хор: «Аллаху Акбар!» Голоса нарастают.

Подхожу ближе. Девушки в платках, скрывающих лица, спешат куда-то. На их пути вырастают армейские, громко работают рации.

«Поселенцы, поселенцы, вон там они» – вполголоса говорят люди.

Старики остаются недвижимы, не отрывают глаз от Корана.

Метрах в двадцати неспешно идут два поселенца. Руки в карманах. То ли при виде девушек, то ли по указанию армейских они меняют маршрут, подальше от мечети. Один в обуви, другой в белых носках. Подошвы носков черные. Он идет по мощенной белыми плитами площади, даже не стараясь обходить лужи. Вокруг них следует охрана, тоже из числа поселенцев. Время от времени они замедляют шаг и что-то говорят друг другу вполголоса. Синхронно замедляют шаг и те поселенцы, кто снимает это шествие на камеру.

Девушки явно не поспевают за ними. Говорят, их уже задержали.

«Сегодня их мало, поселенцев. Иногда приходят группами по тридцать человек. Армия всегда за них», – поясняет пожилой палестинец.

Девичий хор голосов стих. Но все отчетливее  слышны мужские голоса: «Аллаху Акбар!»

Житель Иерусалима палестинец Абдалла, который по возрасту частенько не может пройти в эти мечети, поясняет: «Мы напоминаем себе словами «Аллаху Акбар» о Всевышнем, когда нам надо ободрить себя и других, когда нам страшно или плохо, когда мы готовы к смерти, когда нужно напомнить себе о главном. Эти слова не несут угрозу другим. Но они почему-то боятся этих слов».

Абдалла говорит, что он понимает, что рано или поздно Израиль отберет мечеть и разрушит ее. Он слишком хорошо знает упорство, с которым эти люди вгрызаются в каждый камень в Старом городе, в каждый дом, не отпускают добычу, пока не захватят ее полностью.

«Что ж, если на то воля Всевышнего, мы потеряем аль Аксу. Но мы до последнего мига будем приходить туда и молиться там, пока они не убьют нас. Я знаю это. И я готов», – говорит Абдалла.

Надежда Кеворкова, Иерусалим.

03 Фев. 2015 г.
http://medina-center.ru/kak-palestinskie-zhenshhiny-zashhishhayut-mechet/

Метки: , , , ,

Comments are closed.