Уроки Кавказской войны

Апрель 16, 2014 Categories: Заметки by Комментарии к записи Уроки Кавказской войны отключены

Полтора века назад в августовские дни главнокомандующий русского кавказского корпуса князь Барятинский начал осаду горной крепости Гуниб, где укрылся имам Шамиль. 9 августа царские войска окружили аул. 25 августа имам Шамиль сдался врагу, с которым насмерть воевал 25 лет. Уроки этого драматического события так и не пройдены. Юбилеев отмечать никто не спешит.

Многим тогда казалось, что Кавказская война окончена навсегда. Как мы видим, обозревая историю Кавказа вплоть до сегодняшнего дня, это оказалось опасной иллюзией.

Меняется многое — уклад, вооружение, тактика, стратегия, образованность, идеи и возможности. А сопротивление остается. Поразительно, что при этом причинами сопротивления вот уже 150 лет называется все то же: дикий нрав горцев, козни Запада и чуждое религиозное влияние. В наше время к ним добавился разве что аргумент о нефтеносности земель.

Война описана и летописцем имама Шамиля, и его врагами. Многие события означены по часам.

Имам выехал из разрушенной осадой крепости на коне, при сабле. Его никто не разоружал, не судил, не ссылал и не казнил. Русские не только вели переговоры с мятежниками, но и соблюдали оговоренные условия.

За несколько лет до того русские вернули имаму его старшего сына Джамалуддина, прожившего в России, по сути, в заложниках почти полтора десятка лет. При этом сын Шамиля учился вместе с лучшими офицерами России, ему прочили блистательную карьеру. О том, чтобы он следовал своей вере, лично позаботился царь Николай I, бывший его опекуном. Когда сын вернулся к обожаемому отцу, он оплакал смерть Николая. Поразительно, что Шамиль смог понять его чувства.

Когда Джамалуддин заболел чахоткой, имам вступил в переговоры с Барятинским, и тот прислал врача. После сдачи Гуниба русские дотошно следовали договоренностям, несмотря на то что ближайший сподвижник имама Байсангур не только отказался сдаваться, но вышел из окружения с боем и еще два года воевал.

Имама ждал лично царь Александр II. Вдвоем они принимали парад войск в Харькове. Александр, ни мало не смущаясь, обнял своего вооруженного исполинского врага, будучи ниже его ростом и слабее физически.

В городах, где останавливался Шамиль, дворянство устраивало ему торжественные приемы. Народ буквально стекался, чтобы аплодировать великому мятежнику. Но и Шамиль без презрения взирал на чужой мир, интересуясь не только телескопами и железной дорогой, но и русской верой, образованием.

10 лет он, его жены, дети и внуки прожили в Калуге на полном казенном довольствии размером в нынешние $ 200 тыс. В эти годы русская армия покоряла Западный Кавказ, выселяя и истребляя его народы с новым ожесточением.

Имам пожелал встретиться в Москве с генералом Ермоловым. Именно Ермолов, любимец декабристов, первым начал применять на Кавказе тактику выжженной земли, сжигая аулы, вырубая вековые леса, казня по принципу родства. Его ученик генерал Милютин, тоже «большой либерал и реформатор», ставил в пример русским генералам американцев, истребивших индейцев.

Именно Ермолов своими действиями так ожесточил горцев, что война охватила весь Кавказ. Подробности этой встречи оба ее участника унесли в могилу. Уже на крыльце имам Шамиль сказал своему врагу: «Ты злой человек, Ермул, ты мог бы многое сделать, чтобы наши народы жили в мире».

«Враг был силен, тем громче наша слава». — Благородные чувства обычно обоюдны. Они канули. Но рецепта выхода из обоюдного военного ожесточения так и не найдено. Имам Шамиль подошел к его открытию близко, как никто из его врагов.

Опубликовано в «Газете»

Метки: ,

Comments are closed.