В 15 лет израильские солдаты раз дробили ему пальцы

Апрель 30, 2015 Categories: Заметки by Комментарии к записи В 15 лет израильские солдаты раз дробили ему пальцы отключены

Известный палестинский художник, автор политических карикатур dr Alaa Allagta в интервью RT – о том, почему все аспекты палестинской жизни так политизированы, в том числе и искусство.

Свое право на искусство он отстоял в 15 лет, когда за карикатуры на оккупационный режим израильские солдаты перебили ему пальцы. Dr Alaa Allagta родом из сектора Газа. Родился в 1972 году. По образованию он врач. Работает в четырёх ежедневных газетах в Катаре, Омане и Саудовской Аравии, а также в единственном ежедневном издании в Газе. В 2014 году получил второй приз в конкурсе арабской карикатуры. Сейчас живет в Бахрейне. По профессии хирург-косметолог. Сам палестинский беженец, он большое внимание уделяет в своих работах именно тому, как живется палестинским изгнанникам, потерявшим свою землю.

Когда вы начали рисовать?

В детстве. В 10 лет я рисовал ради удовольствия. В университете я рисовал, чтобы выжить. Теперь я живу, чтобы рисовать. Сейчас я карикатурист в единственной газете, которая издается в секторе Газа. Это ежедневное издание. Я уехал из Газы после школы в 18 лет, но посещал Газу много раз – там мои родители.

Вы можете сейчас поехать в Газу?

Никто сейчас не может поехать туда. До переворота аль Сиси это было возможно для палестинцев, у кого есть документы Палестины. Моя семья – это беженцы внутри Газы. Наш город назывался аль Фалужа. После 1948 года моя семья была вынуждена переехать. Теперь этот город переименован и называется Кирьят Гат. Все палестинское там разрушено. Осталось лишь несколько домов и старая мечеть. Моя мать была из очень богатой семьи, у нее было много земли, садов, домов – настоящий олигарх. Все это мы потеряли. Теперь моя семья много десятков лет снимает жилье в Газе, лишилась всего, что было. Никто из моих родственников не может приехать и даже взглянуть на родные места. Я никогда не видел нашего семейного дома. Меня и таких как я беженцев не пускают в эту страну. Одна моя коллега с румынским гражданством посетила Фалужу, сказала, что это райское место, а палестинец не может даже на него посмотреть.

Знаменитый палестинский карикатурист Наджи ал-Али в 1960-х годах создал образ Палестины в виде десятилетнего мальчика, повернувшегося к безразличному миру спиной. Мальчика, который никогда не вырастет. Как вы считаете, мир остается безразличным к палестинцам?

Вы, наверное, знаете, что Наджи Ал-Али был убит (убит в Лондоне в 1987 году агентом Моссада Исмаилом Сованом – RT). Моя основная миссия – дать надежду. Знаете, самое темное время суток перед рассветом. Мы сейчас живем в это время. Рассвет будет, но сейчас очень темно. Но мы не оставим надежду. Те люди, которые стремятся получить свою свободу, должны всегда сохранять надежду. Если они потеряют ее, они превращаются в рабов своих проблем. Мы должны сохранять терпение, надежду и стремление к свободе.

Как вы поняли, что это ваш путь – создавать карикатуры?

Я любил искусство с детства. Я очень хотел быть с этим связанным. В 1990-х годах еще не было столько информационных ресурсов и средств связи. Мне удалось закончить школу на отлично. У нас жив такой стереотип, что лучшая профессия – профессия врача. Чтобы не огорчать родителей, я пошел в медицину, уехал учиться на врача в Румынию. Но внутри меня копилось чувство неудовлетворенности. Все мои деньги шли на краски, карандаши и бумагу. Я много рисовал пейзажей, стоило мне хоть где-то отыскать красоту. Когда я уехал учиться в Европу, я понял, что там искусство ценится очень высоко, не так, как в нашем мире во времена моего детства. Я сидел на лекциях и рисовал. Заканчивалось занятие – у меня был готов рисунок. Профессора и студенты соревновались, кому достанется мой шарж с подписью. После университета я понял, что у меня есть настоящее резюме с файлом – мои товарищи собирали все эти мои шаржи. У меня в голове отпечаталась фраза, которую сказала одна моя коллега, что ты, Алаа, не по тому пути пошел. Но я закончил институт, вернулся домой, стал переписываться с редакциями и вдруг понял, что я ничуть не уступаю тем художникам, кто получил академическое образование.

Те события, которые происходили в Палестине, как-то вас затронули? Когда вы стали рисовать карикатуру?

В 1988 году, когда началась первая интифада и мне было пятнадцать лет, я хотел выразить свой протест против Израиля. Я рисовал на стенах. Издевался над Шамиром, который был вдохновителем карательных акций. Израильтяне меня поймали и на улице на глазах у родителей палкой с гвоздями разбили мне пальцы, чтобы я больше не мог рисовать. Они хотели, чтобы родители не позволили мне больше рисовать. Так я понял, что эти детские картинки причиняли им такую неприятность, что они меня рассматривали как будущего террориста. И я решил, что раз это так болезненно для них, значит, я буду продолжать. Руки мне зашили в больнице, нервы они не повредили, а решение мое рисовать окрепло. Надо сказать, мне достался не очень хороший врач по пластической хирургии – шрамы видны. Когда я сам учился, я понял, что смог бы лучше все зашить.

Получается, что и в медицине вы выбрали то, что связано с искусством?

Это тоже искусство, тут тоже нужно иметь призвание. Пластическая хирургия – одна из самых высоко оплачиваемых специальностей. Но я ушел в карикатуру.

В вашей семье были художники?

Нет, не было. Говорят, что таланты заложены в человеке генетически, но не всем удается его выразить. Мы должны наблюдать за детьми и стараться развивать их таланты. А многие родители подавляют их, выбирая ребенку профессию. Для меня таким толчком стали слова девушки в институте, иначе бы я, возможно, так и остался бы врачом. Я томился на занятиях, в хирургических классах, только и ждал, как вернусь к столу, чтобы рисовать. Я не ощущал времени, рисовал ночи напролет. Я не забросил окончательно свою специальность – когда надо, возвращаюсь к ней, но рисование – это главное. Где бы я ни был, я даю бесплатные консультации по хирургии.

Вы отдаете предпочтение именно политической карикатуре?

Мы – палестинцы. Политика просачивается во все щели нашей жизни. Что бы мы ни делали, где бы мы ни жили, чем бы мы ни занимались, политика настигает нас. Даже в кабинете врача. Так что большая часть моих карикатур политическая.

Таким образом, у вас есть политические взгляды. Каковы они?

У меня есть видение и палестинской, и арабской, и мировой политики.

Соглашения в Осло 1993 года вы приняли?

Соглашения в Осло не выполняются в отношении палестинского народа даже в минимальной части. До сих пор от этих соглашений палестинцы не получили никаких выигрышей – страдания народа только увеличились, незаконные израильские поселения множатся, все больше убийств мирных палестинцев, полным ходом идет выселение палестинцев из домов и с земли, идет иудаизация нашей земли.

Я так допытываюсь, потому что многие считают, что палестинцы – это люди коллективной ответственности. Израильское правительство 8 лет наказывает весь сектор Газа за голосование в пользу ХАМАС в 2006 году. Между тем, в Газе на заборах нарисованы портреты всех палестинских лидеров, независимо от их политических групп. Мне с гордостью показывали могилу христианина-адвоката из ООП, автора соглашений в Осло. Люди в руководстве ХАМАС говорили, что палестинцы помнят каждого, кто внес свою лепту в дело борьбы. Но противоречия между фракциями есть. Вы на чьей стороне?

Я выражаю боль палестинской улицы. Я говорю о том, от чего страдает простой палестинец, что он хочет. Я говорю о том, что палестинец, как и любой человек на земле, хочет безопасности, хочет иметь свой дом. Я говорю о том, что палестинец, как и любой человек, имеет право на сопротивление. Это право гарантируется всеми религиями мира и всеми международными законами.

Я не рисую политических деятелей, не прославляю их и не высмеиваю. Я не могу запереть себя в ту или иную партийную принадлежность. Я хочу зайти в каждый дом и тронуть каждое сердце. Поэтому я говорю о том, что понимает каждый палестинец, а не какая-либо партия.

Мирные переговоры с Израилем ни к чему не привели – это общее понимание в палестинском народе. Сопротивление – это единственный путь отстаивания прав палестинцев. Мадрид 1991 года и Осло (места, где проходили тайные переговоры ООП с Израилем – RT) ничего не дал палестинскому народу. Переговоры не имеют никакого результата, они могут идти до бесконечности. Кто на это может согласиться? Палестинский народ, который бомбят, сопротивляется и берет опыт других народов, в частности, опыт русской революции и других восстаний. Мы пытаемся извлечь выводы и уроки из мирового опыта. Мое ружье – это моя ручка.

Мы живем в мире авторских прав, где всякий охраняет свои работы. Ваши карикатуры находятся в открытом доступе?

У меня есть личный сайт, где собраны мои работы. Есть аккаунты в соцсетях (Alaa Allagta в FB). Вы можете брать оттуда любые рисунки.

Надежда Кеворкова, RT

Доктор Алаа Аллагта. У него за спиной — символ палестинского сопротивления — мальчик, который повернулся к безразличному миру спиной. Об этом символе можно прочитать здесь

http://ru.globalvoicesonline.org/2012/07/25/16569/…

и здесь

http://kavpolit.com/nadzhi-al-ali/

http://kavpolit.com/blogs/nadezhda_kevorkova/5868/

Метки:

Комментарии запрещены.