ВЕРА КАК ИСТОРИЯ РАЗРУШЕНИЙ

Май 09, 2015 Categories: Без рубрики by Комментарии к записи ВЕРА КАК ИСТОРИЯ РАЗРУШЕНИЙ отключены
 Прав, прав Пророк, когда ставит посреди улицы хар-р-рошую батарею и лупит правого и виноватого.
       Ф. М. ДОСТОЕВСКИЙ.
«Дневник писателя».


Страшные акты вандализма — так в совокупности человечество оценило разрушение громадных статуй Будды в Афганистане, завершившееся к середине марта. При этом не пострадали люди, не было никаких гонений на верующих за их полным отсутствием. Однако мир негодует, и счет талибам выписан.
Вера — лишь орнамент, допустимый в том случае, если она действует как успокоительное и гипнотическое средство. Ни Мухаммед, ни Иисус, ни Моисей нелегитимны с точки зрения победивших либеральных ценностей

       Хроника событий
В начале года правительство талибов в Афганистане объявило, что две гигантские статуи Будды III—V веков будут разрушены. Сделано это было после целого ряда безуспешных дипломатических усилий добиться признания движения «Талибан», контролирующего 95% территории страны.
Талибов осудили все, включая явных и тайных сторонников. Деятели ООН, ЮНЕСКО, дипломаты Индии, Ирана и Пакистана, музейные работники Греции и США принялись торговаться с «исламскими фанатиками» о возможности вывезти статуи.
Надо заметить, что уничтожение нескольких буддистских экспонатов в Кабульском музее, равно как разгром индуистских мавзолеев, осуществленный талибами ранее, не всколыхнули общественное мнение так, как угроза уничтожения этих реликвий, долгое время являвшихся туристической эмблемой Афганистана.
Исламское государство дразнит либеральное сознание с его весьма гибкими приоритетными ценностями. И реакция есть!

* * *
Статуи Будды вырублены в скалах в 125 км от столицы и являлись фасадом пустующего пещерного монастыря. Одна из статуй лишилась головы, когда талибы захватили провинцию Бамиан в 1998 году. Оба изваяния крепко пострадали во время советской оккупации Афганистана.
Мулла Мухаммад Омар, один из лидеров движения «Талибан», заявил в феврале, что решение это осмысленное и носит характер религиозного отношения к идолам, каковыми являются «языческие изображения». Исповедующих буддизм на территории Афганистана нет, а следовательно, акция не нарушает ничьих прав в пределах страны.
Посол Афганистана в Пакистане Абдул Салам Заиф на встрече 3 марта с Пьером Лафрансом, предлагавшим от имени ЮНЕСКО вывезти статуи, сказал, что решение принимали богословы, а не правительство, и это делает его необратимым и обязательным для администрации. Тремя днями позже посол сделал заявление, что только «обращение богословов арабского мира может изменить ситуацию», однако никакого внятного обращения не прозвучало.
Вакиль Мутавакиль, представитель движения «Талибан», констатировал, что давление и попытки купить статуи бесперспективны, так как «решение принято, и не в правилах «Талибана» решения изменять или отменять». Перерыв был сделан на время праздника жертвоприношения Курбан-байрам 5–8 марта, с дальнейшим продолжением «неслыханного вандализма».
15 марта из Кабула был удален последний западный журналист. Правительство отказало Би-би-си в праве на прощальную туристическую съемку и закрыло корпункт. Так что волнительное для человечества разрушение статуй прошло не только без зрителей, но и без картинок.

       С точки зрения ислама
Всякий мусульманин помнит о первой акции Пророка по взятии Мекки: Кааба была ОЧИЩЕНА ОТ ИДОЛОВ. Мухаммед не призывал к уничтожению ПАМЯТНИКОВ КУЛЬТУРЫ, поскольку в те времена сознание было цельным, мир не подразделялся на отдельные регистры — политики, культа, культуры и так далее. Основатель ислама действовал в соответствии с принципом единобожия, а пророческая миссия не имела никаких точек пересечения с гуманизмом, общечеловеческими ценностями, правами человека и прочими скелетами, которые мир хранит в шкафу и время от времени достает для достижения совершенно конкретных политических и экономических целей.
Тот факт, что исламские страны присоединились к хору протеста против действий талибов, говорит о готовности их политических элит признать либеральную систему ценностей, в которой культура занимает приоритетное место по отношению к пророческой истине. Это можно называть конформизмом, а можно — «диалогом цивилизаций», над которым ныне работают наследники Хомейни в Иране. Их мнение, озвученное агентством Iran News, свелось к тому, что «решение талибов бросает тень на священную религию». По заявлению одного из правительственных чиновников Пакистана, верного союзника талибов, они «похоже, забыли, что мусульманские лидеры прошлого защищали права других религий». Наконец один из муфтиев Египта Наср Фарид Уасель высказался о том, «что присутствие статуй не запрещено исламом».
На фоне таких мощных ходов вялые отповеди совета алимов Дагестана («необходимо следовать примеру праведных халифов») и муфтия Равиля Гайнутдина («исторические памятники принадлежат истории народа, к ним надо относиться уважительно») выглядят суетливым желанием успеть крикнуть: «И мы, и мы против!».
Лишь муфтий Духовного управления Азиатской части России, шейх Нафигулла Аширов, высказался прямо: в Афганистане «живут только мусульмане, там нет буддистов, и решение, должны ли находиться в мусульманской стране памятники языческого прошлого, — внутреннее дело Афганистана. Западная истерия по поводу уничтожения статуй Будды имеет исключительно политическую природу. Недавно в Индии в результате религиозного конфликта были убиты люди, восемнадцать женщин сожжены заживо, разрушена мечеть, и на ее месте сейчас строится индуистский храм, это не особенно взволновало мировую общественность…»

       По ту сторону нирваны
Талибы посягнули на весьма важный элемент современного мира: буддизм за XX век завоевал прочные позиции в среде западных интеллектуалов, он моден, всепроникающ и ни к чему не обязывает адептов. Буддизм — над миром с его войнами, распрями и агрессией. Даже и не религия вовсе — мировоззрение, расцвеченное ароматами, пограничными состояниями психики, всевозможными практиками и вечным ученичеством.
С точки зрения высокой мудрости, разрушение даже самых больших статуй — не более чем мелкое перераспределение крупиц тщеты. Буддизм не страдает от вандализма, поскольку никакое колебание материи ничего не меняет. Заступничество мира за буддистские святыни — избыточный, с точки зрения «знающих», энтузиазм. Но буддизм, включенный в нью-эйджевский проект*, безусловно, провоцирует на то, чтобы его защищали как самую миротворческую и терпимую конфессию.

       История — это хроника разрушений
Американский историк Фукуяма в начале 90-х годов провозгласил «конец истории», подразумевая окончательную победу сдерживающих механизмов международного права над агрессивностью стран, блоков и пассионариев. История кончилась — на ее руинах должен быть создан МУЗЕЙ. А какие могут быть действия в пределах музея? Только «вандализм».
С точки зрения морали нового времени, музейной этики, если угодно, большинство деяний великих пророков и «знаменитых людей» бессмысленно. Вспомним самое очевидное.
Моисей низверг золотого тельца. Иисус Навин разрушил стены Иерихона. Ангелы послали огонь на Содом и Гоморру. Сам Творец опрокинул Вавилонскую башню. И Карфаген был разрушен, и Ваал, и Кибела.
Не сотвори себе кумира, сказал Иисус Христос. Христиане рубили головы, носы и мраморные подробности анатомии. На пергаментах с языческими трагедиями писали хроники и жития! Князь Владимир бичевал и бросал идолов в Днепр.
Артиллерия Наполеона изуродовала Сфинкса. Сторонники чистоты ислама уничтожили памятные места, связанные с именем Мухаммеда: дом Хадиджи, дерево в ее саду. Асуанская ГЭС затопила храмы в среднем течении Нила. А взорванные и затопленные церкви в России? Иконы, на дрова порубленные? Большевики, правда, в отличие от талибов кое-что из мировых сокровищ на Запад продавали…
Мы лишь напоминаем, ни в коем случае не навязывая выводов.
Разграбленные храмы ацтеков, инков, майя. Ковровые бомбардировки Дрездена, сметенные с лица земли Хиросима и Нагасаки. Парижские бульвары, Арбат, Поклонная гора и Дворец съездов в Москве… Речь только о зданиях, культурных ценностях, не о людях же толковать, право слово.
Все не так просто. Не всегда и не все КУЛЬТУРНЫЕ ЦЕННОСТИ становятся под охрану общественного мнения.

       Корень проблемы
Религия, приспособившись к секулярному миру, вернула себе главное — долю в круговращении денег. Религия переместилась из статуса гонимой и стала ПРОДАВАЕМОЙ вещью.
Объекты культов, священные книги, популярные спекуляции на религиозные темы, этноконфессиональные одеяния и прочие атрибуты уже несколько лет составляют развивающийся сегмент экономики. Религия — это часть туристического бизнеса в экзотических странах, связанного с наркорынком, индустрией этнографической порнографии, экспортом трансвеститской субкультуры, детской проституцией и так далее.
Страны буддистского и индуистского ареала включены в этот бизнес весьма активно. Исламский мир столь же активно этой включенности сопротивляется. Нью-эйджевский образ мирно сосуществующих вер разбивается о стойкость фанатиков. И в авангарде этого упертого фанатизма — мусульмане, так называемый «политический ислам». Запад не желает мириться с выходом за рамки этнической религии и превращением ислама в политическую силу.
Так, либеральное сознание не замечает того факта, что на территорию святынь Мекки не может попасть иноверец. Равно как и притеснений иммигрантов-рабочих в Саудовской Аравии. Почему? Потому что Саудовская Аравия — часть мирового этнорелигиозного музея. И ее ваххабизм, модернистское течение в исламе, никому, кроме российских борцов с исламом, не представляется угрозой.
Запад сочинил вереницу небылиц об исламе как о религии второсортной, упрощенной, замешанной на чувственных удовольствиях. Как о религии, возвращающей человека в Средневековье.
Запад не может смириться с фанатичными разрушениями не святынь — ПАМЯТНИКОВ КУЛЬТУРЫ. Культуры, которая без усилия, морального долга, тени ответственности предлагается ВСЯКОМУ. За деньги, по льготной цене, с сезонными скидками — в рамках туристического и музейного бизнеса.
Если бы талибы продали статуи Будды, сила их вызова сведена была бы к нулю. Это стало бы обычной торговлей, к которой Запад привык в отношениях с «грязным Востоком».
Талибы сделали ход по всем правилам противостояния «ширку», язычеству. Ни единой капли крови не пролито, ни единой слезы. Не ущемлены ничьи права. А вой стоит!

* * *
В исламе осталось жесткое деление, черта, которую человек рано или поздно обязан переступить. И обрести полную ясность — в исламе ли ты. Неслучайно в атаке против него так спаяны левые и правые, христиане и иудеи. Везде, где возникает подозрение на солидарность с исламом, разгорается спровоцированный конфликт, инициатором которого является мир, а не ислам.
Вот характерное заявление российского МИДа: «Вандализм талибов в отношении материальных свидетельств богатого духовного наследия древней афганской земли свидетельствует об их неприкрытой враждебности к общечеловеческим ценностям. Он вновь наглядно продемонстрировал чуждость идеологических воззрений руководства движения талибов гуманистической философии уважаемой религии — ислама». Ни русским, ни американцам не удалось договориться о выдаче Усамы бен Ладена, о прокладке нефтепровода и возвращении западного капитала на территорию страны.

Надя КЕВОРКОВА

26.03.2001

 

http://old.novayagazeta.ru/data/2001/21/09.html

Метки: , , ,

Comments are closed.