«Иран думает о будущем, а Россия разбазаривает свои запасы»

13 апреля, 2011 Categories: Заметки by Комментарии к записи «Иран думает о будущем, а Россия разбазаривает свои запасы» отключены
  • 29.03.2006 в 21:03

Юрий Савельев, заместитель председателя комитета ГД по промышленности, строительству и наукоемким технологиям, рассказал специальному корреспонденту «Газеты» Надежде Кеворковой о ядерной программе Ирана.

В чем суть иранской ядерной программы?

— Для Ирана создание программы мирного атома предполагает создание сети атомных электростанций. Это исключительно важный коммерческий проект, который они запустили исходя из расчетов, что примерно через 30 лет в мире будут исчерпаны разведанные запасы углеводородного топлива – нефти и газа.

МАГАТЭ образовано при ООН в 1957 году. Тогда соглашение подписали 18 стран-учредительниц. Сегодня в агентство входят 139 стран. Корея и Камбоджа вышли из состава его членов. 

Человечество должно готовиться к созданию альтернативных источников энергии. Атомная энергетика, без всякого сомнения, – энергетика ближайшего будущего. Но создать ее могут не все страны, а только обладающие значительным научно-техническим потенциалом и необходимыми финансовыми ресурсами. Скажем, строительство одного блока стоит около 1 миллиарда долларов. Тот, кто вложит деньги сейчас, сторицей их окупит в будущем. Таких стран всего десять.

Та страна, которая создаст мощную атомную энергетику, получит большие преференции в будущем. Для Ирана важно сейчас развить эту отрасль, которая обеспечила бы 50% внутреннего потребления энергии. В этом случае они смогут торговать своими высококачественными нефтью и газом, обеспечив себя дешевой атомной электроэнергией.

Иран думает о будущем. И думает о нем гораздо рациональнее, чем Россия, которая разбазаривает свои запасы.

Зачем нужен полный ядерный цикл и обогащение урана?

— Иран хочет обеспечить себе независимое политическое положение, без которого торговать топливом будет невозможно. Для этого ему нужен полный ядерный цикл, включая цикл по восстановлению отработанных урановых стержней.

Но никто не хочет, чтобы Иран был независим и мог торговать топливом даже вне ОПЕК, не будучи связанным международными обязательствами в области цен. Это большинству стран и в страшном сне не может присниться!

Хочу напомнить, что Иран вместе с Россией обладает 51% мировых разведанных запасов газа. Это огромный потенциал. Россия сегодня транжирит свой газ бездумно, а Иран его приберегает для будущего. Когда другие исчерпают свои запасы, Иран выйдет на мировой рынок.

В чем смысл претензий МАГАТЭ к Ирану? Они не возражали против Бушера, инспекторы не нашли следов производства атомного оружия. Эта история все больше напоминает то, как 1400 инспекторов искали у Саддама Хусейна оружие массового поражения.

— Иран недаром вступил в МАГАТЭ – агентство не может обвинить их в нарушении договоров, в том числе протокола о нераспространении ядерного оружия.

Но США стремятся показать, что Иран нарушает договоренности. Не секрет, что многие сотрудники МАГАТЭ являются сотрудниками и разведывательных американских структур. Разумеется, они стремятся не допустить, чтобы Иран мог в будущем свободно распоряжаться своими запасами нефти, от которых зависят США.

По разным оценкам, США потребляют от 40 до 50% добываемого топлива. При небольших собственных запасах для них это вопрос номер один.

Второй аспект, о котором Иран не говорит, – это возможное получение плутония и создание ядерного оружия. У СССР ядерное оружие было, при этом у страны не существовало плана превентивного нанесения ядерного удара. Это оружие рассматривалось как сдерживающий фактор, в отличие от США, которые разработали более 20 планов нападения на СССР.

Для Ирана это оружие тоже было бы рычагом сдерживания аппетитов США, желающих захватить иранские месторождения, как они захватили иракские промыслы.

Пока что США выискивают надуманные причины, приписывая Ирану намерения агрессии – то против Израиля, то против США. Причина же проста: США не хотят, чтобы Иран проводил независимую политику в отношении собственных запасов топлива и имел возможность определять цены на него.

Вы считаете, что риторика об иранской угрозе – это повод втянуть мир в новую авантюру? Зачем это Европе и России?

— Речь идет о том, чтобы создать образ врага и осуществить интервенцию против Ирана. США опасаются идти на это в одиночку. А вместе с Европой и при молчаливой поддержке России – это то, чего они добиваются.

Америке нужны для поддержания своей экономики дешевые и полностью подконтрольные источники топлива, пока не создана новая форма топлива. «Ты виноват лишь тем, что хочется мне кушать» – так и Иран виноват в том, что Америке хочется потреблять доступную и дешевую нефть. Поэтому все рычаги работают на создание образа врага. Именно поэтому искажаются слова президента Ахмадинежада.

Какие именно слова Ахмадинежада искажаются?

— Агентство Reuters» target=_blank>Reuters, в частности, вырвало из контекста слова президента Ирана, когда он на встрече со студентами отвечал на вопрос, как он видит будущее региона вообще и Израиля в частности.

Он сказал, что, следуя заветам имама Хомейни, верит, что с помощью божественной силы наступит день, когда Израиль исчезнет с лица земли. Как ни трактовать эти слова, но он говорил о божественной силе, а не о том, что Иран нападет на Израиль.

ОПЕК (Организация стран – экспортеров нефти) была создана в Багдаде в 1960 году для совместного контроля над нефтяными ценами. В нее вошли Иран, Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия и Венесуэла. Позднее к ним присоединились Катар, Индонезия, Ливия, ОАЭ, Алжир, Нигерия, Эквадор и Габон.

На Израиль, кстати, не так-то просто напасть – он обладает, по самым скромным подсчетам, 400 ядерными зарядами. Так что «стереть» Израиль не может никто, включая США, – ответный удар будет мощным.

Иран никому не угрожает – ни США, ни Европе тем более. А его ядерная программа – это не угроза миру, а мощнейший коммерческий проект, вложение денег в будущее с использованием благоприятной конъюнктуры сегодня и сохранением этой конъюнктуры в дальнейшем.

Насколько вероятен удар по Ирану?

— Исключать этого нельзя, но это ускорит крах США, чьи долги превышают по самым скромным подсчетам 16 триллионов долларов, что в полтора раза больше их ВВП. Таких долгов нет ни у кого.

Поэтому проведение Ираном независимой политики, попытки создать нефтегазовую биржу, которая будет торговать за евро, – все это дипломатические сигналы Ирана европейским странам, символизирующие готовность поделиться с Европой топливом.

Кстати, в Иране разработаны проекты по прокладке газопровода в Европу через территорию России – пока Россия этому сопротивляется, поскольку этот газ может быть более дешевым, чем наш. Запасы сопоставимы, зато в Иране добыча дешевле. Но, объединяясь с Россией, Иран готов пойти на такой проект. Еще раз напомню, что совокупно Иран и Россия владеют 51% мирового газа.

А если Россия будет продолжать занимать двойственную позицию, то Иран может провести этот трубопровод и через Турцию, что вне интересов России.

А что такое режим аятолл, которым любят припугнуть? Как он соотносится с процедурой выборов?

— В Иране выстроена уникальная форма демократического государства, уравновешенная светским и духовным компонентами. Многие аспекты духовной жизни находятся под контролем духовного анклава, который сейчас возглавляет избранный им имам Хаменеи.

Пять имамов, которые также избираются, определяют кандидатуру того, кто является духовным главой страны. При всем при том власть его ограничена. Его могут сместить те люди, которые его назначают.

С другой стороны, Иран – это страна с уровнем демократии, не уступающим США и решительно превосходящим нашу страну. Там проводятся свободные демократические выборы в меджлис – аналог парламента. Функции депутата меджлиса гораздо выше, нежели, скажем, в России.

Например, Государственная дума правительство не назначает. А меджлис по представлению президента утверждает или отвергает глав министерств. Это очень важный демократический инструмент. Президент Ирана, напомню, избирается в ходе прямых тайных выборов.

Кому принадлежит иранская нефть?

— Природные ресурсы принадлежат государству, а не частным компаниям, и используются для развития экономики страны. В прошлом году Иран продал нефти на сумму около 60 миллиардов долларов – все они, в отличие от России, пошли в бюджет.

Россия добывает и продает нефти в два раза больше, а в бюджет поступает денег в три раза меньше, чем в Иране, – около 20 миллиардов. Остальное уходит в частные руки или работает на экономику других стран.

Читать далее: http://www.gzt.ru/topnews/world/-iran-dumaet-o-buduschem-a-rossiya-razbazarivaet-/74574.html?from=copiedlink

Метки: , ,

Комментарии запрещены.