Каир – что это было?

31 марта, 2011 Categories: Заметки by Комментарии к записи Каир – что это было? отключены

Десятидневное египетское стояние закончилось ничем. Переговорами о конституции. Восстание, на которое потрачено столько духовных и физических сил, обернулось сокращением комендантского часа и открытием банков. Тем не менее оно не прошло зря ни для одной из сторон.

 

Поразительно, как деятельно Запад поддерживал восстание по мере нарастания противостояния. Так ли досаждал Западу Мубарак, так ли плох был для Запада Египет, верно поддерживавший Израиль? Увы, Египет просто стал ареной борьбы американских клубов, а сам Хосни – жертвенным агнцем. Немаловажна и усталость Запада, и прежде всего Обамы, от своего ближневосточного стратегического партнера, с его скандальностью, неспособностью на уступки и цивилизованное поведение в отношении палестинцев.

Понятно, что Мубарак категорически не устраивал мусульман за недопущение их в политику, за преследования, политические казни, слежку и репрессии. Понятно, что он не нравился левым, либералам и коммунистам, много претерпевшим от режима.

Но какой отчаянный шутник так разложил политические карты, что президент Соединенных Штатов оказался самым ярым сторонником партии, которую госдеп его страны считает террористической организацией и не намерен менять своего мнения? Почему Обама требует ухода Мубарака не менее темпераментно, чем братья-мусульмане на площади Тахрир?

Что случилось с западными СМИ? Почему они так дружно взяли сторону площади, чинно стоящей на миллионной молитве и славящей Бога словами «Аллах акбар»?

Площадь, чинно стоящая на молитве и славящая Бога словами «Аллах акбар», подкупила западные СМИ

Площадь, чинно стоящая на молитве и славящая Бога словами «Аллах акбар», подкупила западные СМИ

Западные телекомпании единодушно наносили удары по имиджу главного регионального гаранта Израиля – Хосни Мубарака и его режима. Они отринули все свои правила, предписывающие придерживаться объективности, давать обе точки зрения. Они приняли безоговорочно сторону восставших, понимая, что реальной силой там являются верующие, все те, кого они именуют исламскими фундаменталистами и кого ежедневно превращают в кровавое месиво в Ираке и Афганистане.

Для СМИ было важно не столько свалить режим, сколько показать, каков он изнутри, так, чтобы западный зритель поверил. С этой задачей СМИ справились – несколько дней они в подробностях живописали, как жестоко обходились с их журналистами силы правопорядка. Потом показали виллы Мубарака – точно так, как российское ТВ показывало дома Лужкова.

Но Запад остается Западом. События на площади Тахрир, где голодали, холодали, мучились и дрались врукопашную безоружные люди с призраком фараона, показывали с высоты 20-го этажа: мельтешение муравьев, без лиц, без имен, без судеб. Если бы убитых было больше, картинка вышла бы удачнее. Если бы у обеих сторон было оружие, действие явно прибавило бы в драматизме. Ни одного имени из восьми погибших египтян западные СМИ не дали. Ни одной фотографии! День ото дня СМИ все увеличивали и увеличивали число жертв. Ведь для их зрителя чем больше жертв, тем лучше.

На этом фоне шло многодневное обсуждение страданий и притеснений журналистов, что в принципе являются частью нашей профессии. Прицельное убийство египетского журналиста прошло петитом, а о том, как пинали французов, рассказывали часами.

Обама и евролидеры впервые позволили себе публично в абсолютно недипломатичных тонах диктовать условия сдачи Мубараку, как будто он уже подписал капитуляцию после еще не состоявшейся битвы. А ведь всего полтора года назад Обама произносил в Каире свою, как ему казалось, революционную речь.

Плохо быть союзником США. Тебя списывают так же быстро, как остатки на счете при его закрытии. Мубарак пытается искать поддержки у республиканцев и Израиля, они ведь главные игроки против Обамы, но в нынешней ситуации Мубарак для них – отыгранная фигура, а они сами ненадежные союзники. Его закулисная торговля о своей судьбе с американцами, которую исправно рассекречивает The New York Times, мало интересна, как мало интересен и тот преемник, кого Запад признает в качестве временного заместителя. Социальная база поддержки Мубарака в стране оказалась ничтожнее, чем он рассчитывал и пытался показать в эти дни: даже сексоты устают, даже нанятые бедняки понимают, что ввязались не в свою игру. Опора режима рассеялась стремительно – ее едва хватило на два дня.

Многодневное стояние на площади показало, что запрещенные и гонимые «Братья-мусульмане» – единственная хорошо организованная, сплоченная и необычайно популярная сила в обществе. Они, в отличие от либеральной интеллигенции, левых, монархистов, филозападников и даже коммунистов, умеют придать форму протесту и организовать жизнь сотен тысяч людей в его условиях. Их опыт 80 лет подпольной борьбы даром не прошел. На предыдущих выборах люди увидели, что они при громадном противодействии легко получили пятую часть мест парламента, а при отсутствии этого противодействия возьмут три четверти мест.


Стояние на площади Тахрир показало, что запрещенные "Братья-мусульмане" – хорошо организованная, сплоченная и необычайно популярная сила Источник: Надежда Кеворкова
Стояние на площади Тахрир показало, что запрещенные «Братья-мусульмане» – хорошо организованная, сплоченная и необычайно популярная сила Источник: Надежда Кеворкова

Чутье старого лиса изменило Мубараку. В интервью в дни восстания он начал пугать Запад тем, что стоит ему уйти, как придут «Братья-мусульмане». Но в мире уже никто не боится мусульман, и есть определенная усталость от тех, кто пугает мусульманами. Сказки про кровожадных фундаменталистов больше не производят былого впечатления.

Мусульманское братство, в том числе благодаря западным телеканалам, продемонстрировало демократизм, организованность, отличные менеджерские способности, умение взаимодействовать со всеми силами в обществе, в том числе с христианами, отчаянными либералками и коммунистами. Сколько бы ни заламывали руки определенного сорта эксперты и журналисты, доказывая, как братья все всем запретят, в это уже не верит ни Запад, ни Восток.

В отличие от режимов в Саудовской Аравии и Залива, ихванисты, то есть члены братства, являются сторонниками парламентских и партийных форм борьбы, они выступают за союз с христианами, признают права женщин, противники разделения мусульман и не поддерживают сектантский терроризм на Кавказе и в других регионах.

Ихванисты, то есть члены мусульманского братства, являются сторонниками парламентских и партийных форм борьбы и выступают за союз с христианами - союз креста и полумесяца Источник: Надежда Кеворкова
Ихванисты, то есть члены мусульманского братства, являются сторонниками парламентских и партийных форм борьбы и выступают за союз с христианами — союз креста и полумесяца Источник: Надежда Кеворкова

Египет – это не Тунис и не Иордания. Это реальное государство, с реальной историей, главный стратегический узел Востока. То, что здесь происходит, всегда судьбоносно. Эта странное египетское стояние – первый символ изменений в арабском мире. Не только предвестник хаоса, глада, мора и казней египетских, которыми пугает Америку Израиль, но очищения мира от искусственных политических конструкций и ложных предпочтений.

Зверства режима не особенно были известны Западу. Они не были в фокусе СМИ, ими не очень занимались правозащитники. Запад редко замечает страдания мусульман и редко понимает, что их волнует.

Гнев большинства восставших направлен прежде всего против беспрецедентного союзничества египетской власти с Израилем, соучастия в угнетении и уничтожении палестинского народа, в позорной трехлетней блокаде Газы.

Поэтому победа в глазах людей – вовсе не замена одного фараона на другого, не повторение мантры о либерализации или демократизации, как хочет Запад. Победа египетского восстания станет реальностью для людей только тогда, когда падет блокада Газы. Все прочее – фикция, равно как и то, что ужасные мусульмане наденут на всех чадру.

"Ужасные мусульмане наденут на всех чадру". Есть такое мнение.  Источник: Надежда Кеворкова

«Ужасные мусульмане наденут на всех чадру». Есть такое мнение. Источник: Надежда Кеворкова

Мировые СМИ впервые поддержали мощнейший антиизраильский взрыв на Востоке. При этом журналисты старались не упоминать Израиль, ужас его политиков и столь приблизившуюся реальность изменения его политики. Телекамеры старательно обходили антиизраильскую символику и риторику. Они делали вид, что не понимают, почему у Мубарака на одной щеке рисовали свастику, а на другой – шестиконечную звезду. СМИ безжалостно наносили удары по Мубараку, несмотря на тщетные мольбы Израиля о том, чтобы Запад его защитил и поддержал.

СМИ не были так единодушны ни когда Израиль бомбил безоружную Газу, ни когда он напал на флотилию с лекарствами и убил девять человек, ни когда Мубарак в сговоре с Израилем не пропускал европейские караваны с медиками и медикаментами, ни когда израильские агенты безнаказанно совершали убийства палестинцев по миру. Друзья Израиля много раз предупреждали его о том, что безнаказанность не бывает бесконечной. И вот, похоже, США в столь странной форме продемонстрировали своему «стратегическому партнеру», что терпение заканчивается.

Гнев большинства восставших был направлен прежде всего против беспрецедентного союзничества египетской власти с Израилем Источник: Надежда Кеворкова

Гнев большинства восставших был направлен прежде всего против беспрецедентного союзничества египетской власти с Израилем Источник: Надежда Кеворкова

Американцам, по сути, не важно, стоит ли во главе Египта престарелый военный, на 30 лет законсервировавший военное положение против собственного народа, или его правая рука, или глава МАГАТЭ, награжденный Нобелевской премией за то, что подвел базу под нападение США на Ирак, или братья-мусульмане. Американцы ведь не верят в процессы, которые они запускают. Они не просчитывают, что хаос, который они сеют по миру, выковывает новую породу людей, научившуюся у Запада методологии политики, но руководствующуюся политическим исламом, а не идеей личного обогащения, как это произошло на пространстве бывшего СССР.

Хаос, который сеют американцы по миру, выковывает новую породу людей Источник: Надежда Кеворкова

Хаос, который сеют американцы по миру, выковывает новую породу людей Источник: Надежда Кеворкова

Когда сотни тысяч человек на площади пять раз совершают омовение, формулируют внутри себя намерение совершить молитву, молятся и готовы умереть во имя Бога, это само по себе потрясает западного человека, который погружен в эго, психологию, преодоление комплексов, пять раз моет руки перед едой, бегает и заботится о калориях.

 

Когда сотни тысяч человек на площади готовы умереть во имя Бога, это само по себе потрясает западного человека

Когда сотни тысяч человек на площади готовы умереть во имя Бога, это само по себе потрясает западного человека

На фоне такой разницы, которая не очевидна Западу, происходит бодание мировых клубов. Они провозгласили свой мир зоной покоя. Но все время рассказывают о том, что у мусульман есть понятие о зоне ислама и зоне войны и якобы Запад для мусульман и есть такая зона. На деле все обстоит наоборот: это у Запада есть полигоны для противоборства. И вот они обнаружили, что там еще и люди живут.

Можно долго и безнаказанно пробуждать и поддерживать различные силы на чужой земле. Запад думает, что так он отводит пар. Но на Востоке зреют гроздья гнева – пока это граффити, которые старательно избегают показывать западные камеры. Это речи и лозунги на площадях. Это книги, которые Запад запрещает.

Во время этого бесконечного египетского стояния, которое явилось актом чистой воли, я наблюдала, как она проявляется. Преуспевающий бизнесмен распрямил плечи, перепрыгнул через заграждение и пошел молотить камнями с такой частотой, что только успевай головой вертеть. Преуспевающий профессор приехал из Александрии, где ему наскучило дежурство по охране квартала, и неусыпно анализировал происходящее, образовав настоящий мозговой центр.

 

Египетское стояние явилось актом чистой воли, в который оказались вовлечены самые разные люди

Египетское стояние явилось актом чистой воли, в который оказались вовлечены самые разные люди

Девушка из хорошей семьи в гламурном белом кардигане, в тонких кожаных сапожках и с гигантским мешком с необычайной элегантностью собирала мусор на площади, весело встряхивая кудряшками. Вместе с ней это делали укутанные по глаза ровесницы, старушки-феминистки, беднота из предместий.

С 20-го этажа «Хилтона» и «Сафиры» не разглядеть лиц египетского стояния. Но лица эти сосредоточенны.

 

С 20-го этажа не разглядеть лиц людей, стоящих на площади. Но лица эти сосредоточены.

С 20-го этажа не разглядеть лиц людей, стоящих на площади. Но лица эти сосредоточены.

В исламе важнейшую роль играет намерение. Если не сформулировано намерение, то дело может быть не засчитано. В постхристианском мире считается, что благими намерениями выложена дорога в ад. Намерение египетского стояния каждый из его участников сформулировал для себя. А постхристианский мир мостит свою дорогу.

Колонка в Газете

Метки: , ,

Комментарии запрещены.