«Купоны на покупку иракской нефти раздавались по политическим соображениям»

13 апреля, 2011 Categories: Заметки by Комментарии к записи «Купоны на покупку иракской нефти раздавались по политическим соображениям» отключены
  • 12.09.2005 в 22:30

Джаляль аль-Машта, советник президента Ирака Джаляля Талабани, рассказал специальному корреспонденту Газеты Надежде Кеворковой о видении ситуации в сегодняшнем Ираке с точки зрения иракской администрации. Она разительно отличается от того, что можно видеть по российским и европейским телеканалам. Ирак упрекает Россию в двойных стандартах, нежелании участвовать в восстановлении экономики страны и отсутствии политической поддержки. Опубликованное вчера резкое интервью иракского президента напрямую соотносит позицию России по американскому присутствию с перспективой российских компаний в Ираке. А его тон свидетельствует о том, что договориться сегодняшней иракской власти с властью российской так и не удалось.

 

— Как объясняет власть в Ираке, где уже и выборы прошли, и американцы год назад объявили об окончании военной операции, такое количество взрывов?

— В Ираке действуют группы, чьими жертвами становятся именно мирные иракцы, а не военные и не контингент интернациональных сил. Участники этих групп ставят в мирном квартале автомашину, начиненную взрывчаткой, или взрывают бомбу в толпе – что это за действия, что это за вооруженное сопротивление? Кому оно сопротивляется? По статистике от террористических актов погибает десять иракцев против одного из представителей интернациональных сил. Большинство из этих десяти – мирные люди. Вот какое у нас сопротивление.

— Кто составляет это сопротивление?

— Я категорически отказываюсь говорить об этих группах в терминах сопротивления. Это террористы и насильники. Их можно условно разделить на две части. Первую составляют остатки режима Саддама Хусейна. При нем в различных спецслужбах и спецвойсках служило около 140-150 тысяч человек. Многие из них сейчас рекрутированы в террористические группы. Они частично подпитываются теми деньгами, которые были украдены у народа за счет продажи нефти по программе обмена ее на продовольствие, – это миллиардные суммы, непосредственно вывезенные из Ирака. Эти группировки получают поддержку и из близлежащих стран.

— Какие именно страны вы имеете в виду, говоря о помощи террористическим группам?

— Не хотел бы уточнять. Я говорю о том, какова суть этой проблемы. Эти же группировки действуют против иракских объектов обеспечения – нефтепроводов, ЛЭП, водонапорных электростанций. Действуют они и в местах скопления людей. 31 августа на багдадском мосту Аль-Айма погибло – только по предварительным данным – 965 человек. Расследование пока не закончено. Но и сейчас можно говорить о том, что это результат той атмосферы террора, которая создана в Ираке.

«партизанского сопротивления американским войскам нет»

— Террористов, бомб и машин со взрывчаткой в религиозной процессии не было. А вот слух о террористах и американцы, которые перекрыли путь отступления процессии, сработали куда эффективнее, чем террористы.

— Министр обороны Ирака дал объяснение: наши люди живут в обстановке страха, постоянной угрозы терактов. Американцы не виноваты. Накануне и в тот же день на противоположной стороне реки упало несколько снарядов, которые и создали панику. По предварительным данным, кто-то в толпе прокричал о том, что на мосту взрывчатка, людей охватила паника. Почему? Да потому, что все они знают, что террористы могут взорвать среди мирного населения взрывчатку. Ничего удивительного нет в этом, потому что это происходит каждый день.

— Но каждый день не умирает тысяча человек от страха, по выражению вашего министра. Есть целая методика создания среди населения хаоса и паники – в Ираке она работает?

— Каждый день происходят подобные акции. Один человек убит или несколько сотен – разница не в этом. И у одного человека есть семья, мать, дети. Это убийство в любом случае.

— Трудно возражать… Вы считаете, что сопротивления оккупации в Ираке нет вообще?

— Да, я считаю, что партизанского сопротивления американским войскам нет. Я хотел бы вернуться к теме о том, из кого состоят террористические силы кроме бывших спецслужб Саддама. Вторую группу составляют радикалы, которые используют религиозные лозунги для оправдания своей позиции. Есть и группа иностранных террористов, которые приехали из-за рубежа, считая, что это фронт борьбы против неверных. Какое сопротивление оккупантам, повторюсь, когда среди жертв только один из десяти – иностранный военный?

— Не будете же вы утверждать, что иракцы рады американскому присутствию?

— Никто из иракцев не хочет, чтобы американцы здесь находились. Но не вопрос об американской оккупации является центральным для людей. Недавно проводился опрос IRI, института, постоянно находящегося в Ираке. Так, вопрос об оккупации оказался по важности только на седьмом месте. Безопасность, нехватка электричества, поиск работы, экологическая ситуация – вот что по значимости на первых местах для людей.

— Коль скоро вы не уточняете, какие именно страны поставляют террористов в Ирак, уверены ли вы в том, что на территории Ирака не работают спецслужбы из близлежащих регионов?

— Думаю, что самые разные спецслужбы действуют на территории Ирака.

«интервью как недружественный жест»

— А есть ли в Ираке российские журналисты?

— Нет, сейчас их нет. Только стрингеры, которые сотрудничают с вашими СМИ. Интервью с Абдаллой аль-Джанаби, возглавляющим отряд террористов, которое было опубликовано агентством «РИА-Новости», мы расценили как проявление двойных стандартов.

— Это интервью было симметричным российским ответом на интервью Шамиля Басаева американской телекомпании ABC, разве не так?

— Мы расценили это интервью как недружественный жест в отношении Ирака, а не как какой-то ответ третьей стороне.

— А вы видели когда-нибудь Заркави, которого теперь называют вторым лицом «Аль-Кайеды»?

— Я бы получил 25 миллионов долларов, если бы видел его.

— Кто-то из журналистов с ним встречался?

— Кажется, какие-то были встречи, не могу точно сказать. Если вы сомневаетесь в его реальности, то есть много доказательств его существования, если вы об этом говорите. Его семья живет в Иордании. Его брат недавно выступил. Вы все хотите подвергать сомнению?

— Многие журналисты усомнились в этой фигуре, это правда. В Ираке есть шиит, при этом умеренный оппозиционер иракскому режиму и активный противник американской оккупации – Муктада ас-Садр, в существовании которого уж точно сомнений нет. Вы с ним встречались?

— Нет, я с ним не встречался. Два члена кабинета близки к нему. 23 человека в парламенте разделяют его линию. Он равноправный участник политического процесса. У него есть своя точка зрения, которую он высказывает. По некоторым позициям он согласен с правительством, по некоторым – высказывает свои пожелания.

— Насколько напряжены отношения между суннитами, потерявшими главенство после Саддама, и шиитами, допущенными к власти сейчас?

— Нет антагонизма на конфессиональной основе. Саддам хотел использовать этот фактор для закрепления своей власти. В южных районах были массовые казни. Но среди суннитов тоже были массовые чистки и преследования. Саддам исходил не из религиозности, а из лояльности режиму. Сегодня деление постов в правительстве по конфессиональному признаку было бы наихудшим фактором. Мы хотели от этого отойти как можно дальше. Мы опирались на фактор демократических выборов, который со всех сторон уравновешивает все составные части иракского общества.

— Кто курды по вероисповеданию? А то обычно говорят: сунниты, шииты и курды…

— В подавляющем большинстве курды – мусульмане, в основном – сунниты.

— Президент Джаляль Талабани – курд и суннит?

— Да, он курд и суннит. Но помимо этого он является главой государства, где живут не только курды и не только сунниты.

«а сам Саддам легитимен?»

— В мире, за исключением России, шли многотысячные митинги протеста против войны в Ираке. Как вы это воспринимали?

— Это было выражение обеспокоенности военными действиями и их последствиями. Мы тоже были обеспокоены. Часто повторяют, что оружие массового уничтожения, послужившее поводом к войне, так и не было найдено, что начало войны против Саддама нелегитимно. А сам Саддам легитимен? Что же сказать иракцам, против которых Саддам использовал химическое оружие? Оно применялось на севере в Халабийе против курдов, оно применялось в озерных районах на юге. Об этом свидетельствуют массовые захоронения. Только во время одной из операций погибли 183 тысячи человек. Это не массовое уничтожение людей? Так что, когда нам говорят о нелегитимности начала военных действий против Саддама, мы смотрим на эти факты несколько иначе. А разве его правление и его убийства было легитимными? А запрет партий и отсутствие конституции – это легитимно?

— Когда очень долго плохо, народ восстает.

— Русские могли при Сталине его сбросить?

— Были попытки.

— А в Ираке, думаете, не было? Десятки. В городе Дуджейл, куда Саддам проезжал со своей свитой, один человек стрелял по его кортежу. Он уничтожил за это весь город, всех жителей. Суд, который начнется 19 октября, первое, что рассмотрит, – именно этот эпизод, когда за одного человека весь город был стерт с лица земли.

— А вы будете на этом суде?

— Вряд ли.

— Что сейчас контролирует иракское правительство и что контролируют американцы?

— Иракское правительство контролирует всю территорию. Согласно резолюции 1546 (резолюция Совета Безопасности ООН от 09.06.2004. – Газета ), которую поддержала, кстати, и Россия и в которой определен статус многонациональных сил, они находятся на территории Ирака по просьбе иракского правительства и по его же просьбе покинут Ирак.

— Когда в соответствии с планами иракского правительства американцы покинут Ирак?

— График пребывания международных сил в Ираке плотно увязан со становлением наших вооруженных сил, полиции и сил безопасности. Процесс создания этих сил идет интенсивно.

— Вы лично надеетесь дожить до вывода американцев из Ирака?

— Конечно! Тормозится этот процесс террористами. Идет набор молодежи в армию Ирака. У нас армия профессиональная, нет обязательной воинской службы. Для того чтобы оттолкнуть людей от службы в армии, взрывают армейские пункты записи.

«в Ираке нет партизан, это партизаны в кавычках»

— Так действовали все партизаны, скажем, французы во время Второй мировой войны – совершали диверсии в отношении тех, кого они считали коллаборационистами.

— В Ираке нет партизан, это партизаны в кавычках. Чего они хотят добиться своими действиями – чтобы американское присутствие закончилось или продлевалось? Если вы хотите, чтобы оно закончилось, то у страны после ухода американцев должны быть свои воинские части, которые охраняют границу, предотвращают внешнюю угрозу, обеспечивают нашу безопасность. Как можно этого добиться, если эти силы взрывают пункты записи в армию? Они делают все, чтобы американцы оставались как можно дольше.

— Советские партизаны тоже взрывали. Они действовали против оккупантов, не щадя жизней мирных граждан, их террористами не называют и не винят в том, что они продлевали оккупацию.

— Повторяю, согласно резолюции 1546 это не оккупация. Это присутствие многонациональных сил в Ираке по решению международного сообщества и с согласия иракского правительства, оно продлится, пока не будут созданы иракские вооруженные силы. Чувствуете разницу?

— Стараюсь. Город Эль-Каим на границе с Сирией, поднявший флаг «Аль-Кайеды» – теперь изумленный мир узнал, что у «Аль-Кайеды» еще и флаг есть, – тоже контролируется Ираком?

— Это очаги демонстрации силы. Эль-Каим – не единственный. Уверен, что очень скоро и этот очаг будет ликвидирован.

— Будет стерт с лица земли, как Фаллуджа, или использован американцами как прекрасный предлог для бомбежек Сирии?

— Мы говорим о том, что опухоль терроризма разрастается тогда, когда ее не локализуют. Локализовать ее мы должны все вместе. Мы об этом говорили нашим соседям. Мы просили не давать просачиваться через свои границы оружию, деньгам, взрывчатке, минированным автомобилям. Это наносит вред и самим этим странам. В любом случае бумеранг террора возвращается тому, кто его посылает. Что касается Фаллуджи, то надо напомнить о том, что из нее стреляли специально – так, чтобы по ней был нанесен удар, по ее мирному населению, когда террористы уже ушли. Первыми заложниками террористов становятся именно жители. В западных районах страны тех, кто не помогает террористам, вырезают.

«мы хотели бы, чтобы российские кампании участвовали в восстановлении Ирака»

— Не раз говорилось о недовольстве новым правительством Ирака позицией России. Чего вы ждете от России?

— Нормальных отношений во всех областях. Потенциал есть, и его надо использовать. Никаких предубеждений против России у нас нет. Мы хотели бы, чтобы российские кампании участвовали в восстановлении Ирака, чтобы приезжали российские делегации.

— Кроме Буша и его жены в Ирак особенно никто и не ездит.

— Все приезжают! Только что была делегация Украины. Приезжают англичане, австралийцы, поляки, испанцы…

— Вы называете тех, кто поддержал вторжение как участник коалиции.

— А Иран – это участник коалиции? У нас был министр иностранных дел Ирана. Из России приехал только господин Маргелов вместе с делегацией МЧС, когда привозили гуманитарную помощь.

«необязательно начинать с нефти, есть и другие отрасли»

— Выходит, Россия поняла, что ничего ее компаниям в Ираке не дадут. Зачем приезжать?

— Так вопрос никто не ставит. Никто никому ничего не должен давать. Мы говорим о взаимной выгоде. Есть проект по восстановлению промышленности Ирака. Участие в нем – предмет дискуссии, к которой мы приглашаем. Из малого рождается большое, как говорится. Не обязательно начинать с нефти, есть и другие отрасли. Хотя, конечно, мы нефтяная страна. Бюджет нашей страны на 90 % состоит из доходов от нефти.

— Можно что-то пояснить по поводу программы «Нефть в обмен на продовольствие»? Сразу после вторжения американцев начался скандал: Саддам подкупал российских политиков и всех, кто был против вторжения. Теперь говорят, что это российские политики и Кофи Аннан подкупали Саддама. Что там на самом деле было?

— Не касаясь того, кто, как и в какой стране действовал, поговорим о схеме… Продавалась иракская нефть по низкой цене. Эти купоны на покупку иракской нефти раздавались по политическим соображениям. А также и по финансовым. Маржа составляла 6 долларов: три – тебе, три – мне. Умножайте эти три доллара на много миллионов баррелей – получится круглая сумма, украденная у иракского народа.

— Чтобы деловые люди пришли в Ирак, нужны мир и тишина. Есть ли жизнь в Ираке? В телевизоре мы видим только смерть.

— В том-то и дело, что жизнь есть. За исключением четырех провинций, где неспокойно, правительство контролирует всю территорию страны. Работайте там! Люди ходят на работу, строятся новые больницы, школы, дороги. Мы сейчас производим электричества, которого нам так не хватает, на 20% больше, чем при Саддаме. Зарплата увеличилась до 50-60 раз! Пенсионер получает не меньше 100 долларов. При Саддаме инженер получал 7-8 долларов, сейчас – около 300. В первую очередь зарплату увеличили учителям. Есть инфляция, но она не опережает роста зарплат.

— Сколько стоит, скажем, мясо?

— Килограмм парного мяса – мороженого у нас не бывает – стоит примерно 2,5 доллара. Баранина чуть дороже.

справка

Джаляль аль-Машта – журналист, специалист по исламу, политолог. Шиит. Политический эмигрант во времена Саддама Хусейна – его семья была репрессирована. Более 30 лет прожил в СССР и России. Был журналистом, а потом шефом московского бюро лондонской всеарабской газеты «Аль-Хаят». После свержения Саддама вернулся в Ирак, возглавил комитет по телевещанию. После избрания президента Талабани стал его политическим советником.

из интервью президента Ирака Джаляля Талабани агентству «Интерфакс»

о взаимоотношениях с Россией

Россия заявляет: «Американские войска должны быть выведены из Ирака». Представьте себе, что завтра они уходят. Вы думаете, в этой стране тогда не начнется гражданская война? Кто помешает Ирану захватить юг Ирака? Кто помешает Турции под лозунгами защиты туркоманского меньшинства в Киркуке войти на север страны? Кто помешает Сирии?

И мы, и вы страдаем от терроризма. Многие из тех, кто воевал у вас, теперь воюют здесь. Но Россия молчит по поводу терроризма в Ираке. Убивают детей, стариков, женщин, взрывают мечети и церкви, а от России никакой официальной реакции. Это напоминает времена Саддама Хусейна, когда он использовал химическое оружие против курдов, а Советский Союз молчал. Я считаю, что российская политика должна быть пересмотрена.

Российские компании должны четко понять: без последовательной политики своего правительства в отношении Ирака они не смогут вернуться. Только дружественная государственная российская политика позволит вашему бизнесу вернуться в Ирак.

о перспективах российских компаний в Ираке

ЛУКОЙЛ договаривался с Саддамом Хусейном? Это совсем другое дело. Они договаривались не с Ираком, а с Саддамом. Теперь людям это отвратительно. Давайте пересмотрим все и начнем сначала. Приезжайте снова, садитесь с новым иракским правительством и обсуждайте этот вопрос. Прошлое закончилось! Если бы у России была взвешенная и дружественная политика по отношению к новому Ираку – как у китайцев, например, – тогда и у этой нефтяной компании была бы хорошая возможность вернуться и сказать: «Давайте возобновим контракт». Сейчас у ваших компаний в Ираке всего два небольших контракта на ремонт электростанций.

Читать далее: http://www.gzt.ru/topnews/world/-kupony-na-pokupku-irakskoi-nefti-razdavalisj-po-/55085.html?from=copiedlink

Метки: ,

Комментарии запрещены.