«Полиция намеревалась тихо провести чистку нелегальных приезжих – тихо не получилось»

13 апреля, 2011 Categories: Заметки by Комментарии к записи «Полиция намеревалась тихо провести чистку нелегальных приезжих – тихо не получилось» отключены
  • 09.11.2005 в 21:09

Французские беспорядки породили в России целую волну комментариев, которые прямо или косвенно подогревают антиисламские и ксенофобские настроения в обществе. Российское телевидение упорно транслирует кадры учиненных беспорядков, не касаясь их причин, но акцентируя внимание на том, что в «проблемных» районах проживают арабы и мусульмане. Между тем во Франции проблема массовых протестов обсуждается в иной тональности. В традициях старой демократии немыслимо обвинять кого-либо по расовому или конфессиональному признаку. Об этом рассказала специальному корреспонденту «Газеты» Надежде Кеворковой жена шейха Нафигулы Аширова, главы Духовного управления мусульман азиатской части России и сопредседателя Совета муфтиев России, Нора Аширова, мать троих детей, урожденная француженка.

Вы в курсе тех событий, которые происходят сейчас во Франции?

— Мой родной брат живет во Франции, так что новости узнаем из первых рук. Он рассказал, что послужило началом беспорядков. Там это ни для кого не является секретом. Правительство Франции распорядилось за две недели собрать сведения о нелегальных иммигрантах. Полиция на местах начала проверку всех подряд – всех, кто не белый. В Марселе, где брат живет, все тихо. А на севере страны и в Париже полиция проводила проверки с нарушениями. Начали арестовывать на улицах без повода, раздевать, издеваться.

«Право на публичный протест – это право демократического общества» 

Молодежь не выдержала издевательств и решила выразить протест. Им не дали высказаться, не дали провести демонстрации, начали их бить. И тогда молодежь дала отпор.

Если вы заметили, президент Франции десять дней не выступал. Когда он увидел, что протест распространяется по многим городам, он обратился к нации, чтобы не потерять лицо.

Французы не привыкли к тому, чтобы с ним творили такие бесчинства. Народ ждет извинений. Да, они нашли несколько нелегалов, но при чем здесь народ, который живет в стране?

Беспорядки связывают с проблемой безработной молодежи из предместий?

— Я уточнила, не проблема ли это безработицы, проблема незанятой молодежи. Брат мне ответил, что официальные лица так ситуацию не трактуют, хотя такие разговоры ходят среди людей. Те, кто сидит на пособии по безработице, получают достаточно денег для жизни, и это всем известно.

Что же тогда там происходит?

— У Франции два века опыта публичных протестов. Французы привыкли так выражать свое недовольство. Право на публичный протест – это право демократического общества. В Марселе мирно, и там столкновений не происходит, хотя иммигрантов очень много. Мои родственники были на севере, в Нанте, – там тоже все тихо. Главные беспорядки – в Париже.

Что послужило причиной начала беспорядков?

— Гибель двух подростков, которых преследовали так, что те вынуждены были спрятаться в щитовых конструкциях линии электропередачи. Это не повседневная реальность во Франции. Там люди не воспринимают такие вещи, как нечто обыденное, – преследовать подростков так, чтобы те бросались на проволоку с током. Естественно, молодежь возмутилась.

Беспорядки связывают с арабами и мусульманами?

— Я спрашивала брата и своих родственников об этом специально после серии репортажей по нашему ТВ. Они вообще не понимают такой интерпретации. Исламские советы, имамы специально обратились к мусульманам, чтобы предостеречь их. Но из этого обращения не следует, что мусульмане и арабы – главные участники, как здесь говорят.

«Французы не воспринимают как нечто обыденное – преследовать подростков так, чтобы те бросались на проволоку с током»

Иммигрантская молодежь разнолика: португальцы, итальянцы, греки, испанцы – они тоже иммигранты, трудно отличимые от арабов. Вообще во Франции нет такого обычая подчеркивать вероисповедание или национальность демонстранта, школьника, арестованного или задержанного. Там к таким вещам, к чему мы уже привыкли и не замечаем, весьма внимательно относятся. Полиция намеревалась тихо провести чистку – тихо у них не получилось. По их вине, а не по вине иммигрантов.

Ваш брат ощущает на себе давление как мусульманин?

— Нет, он никакого давления не ощущает. Напротив, он чувствует поддержку. Он не так давно подал документы в соцотдел – хочет получить дополнительную специальность. Обучение бесплатное, во время обучения он получает материальную поддержку. Это поощряется во Франции, поскольку в дальнейшем облегчает трудоустройство. Там образование бесплатное – его получают все, кто хочет.

Говорят, французы не любят мусульман?

— Везде есть расисты, не любящие чужих, иных, приезжих, – это больная точка всего мира. В арабских странах это тоже есть! И там есть такие, кто не любит приезжих, которые еще и разбогатели, преуспели, получили хорошее образование. Это не связано ни со страной, ни с народом. Но только в России такие настроения получают публичное одобрение.

Можно сравнить положение мусульман в России и во Франции?

— Без сомнения, во Франции мусульмане более свободны. Там можно добиться прав. Там действует демократия. У нас есть законы, но они не работают.

А где приезжим легче – в России или во Франции?

— Во Франции. Там социальная защита, правозащита очень хорошо работают. У них все эти годы не было протестов против иммигрантов – Франция понимает, что без притока народа ей не выжить. Француженки не рожают.

Там мусульмане – приезжие, здесь – свои. Как-то этот нюанс ощущается?

— Я прожила там 18 лет, пока не вышла замуж. Ни одного дня я не чувствовала себя инородным телом. А здесь я это чувствую. Люди по любому поводу готовы обвинять приезжих. Это и против детей направлено – «понаехали тут!». Порой даже в сердцах скажешь: ладно, мне есть куда ехать, а моим детям – куда? Их папа – татарин. У них же нет билета на Луну.

Националисты там редки – это обиженные люди. Их нельзя сравнить с нашими бритоголовыми. Французские националисты только говорят, а у нас в рукопашную идут.

«Португальцы, итальянцы, греки, испанцы – тоже иммигранты, трудно отличимые от арабов»

Я со многими разговаривала в России о причинах ненависти к инородцам. Считается, что многие годы люди страдали, нуждались, пережили голод, войны, теперь еще добавилась разница между бедными и богатыми. Но ведь не только старики озлоблены, ненависть у молодых, не только у бритоголовых, и она нарастает. Я не вижу никакого ответа этим настроениям – их поощряют, ими играют.

Есть разница в освещении французских событий у нас и во Франции?

— Да, разница есть. У нас все выстроено так, чтобы обвинить во всем именно мусульман. Первое, что говорится, если речь идет о районе, где хотя бы 10% мусульман, – это то, что во всем виноваты мусульманские террористы, фундаменталисты и исламские экстремисты. Даже если речь о детях – тоже арабские или исламские хулиганы. Если через день выясняется настоящая причина, извинений не приносится. Царит полная безнаказанность.

В Европе такое невозможно услышать. Во Франции, если в СМИ прозвучало огульное обвинение по религиозному или национальному признаку, вчиняется иск. Так что там существует ответственность за слово. Граждане Франции – это граждане Франции, и в трудности, и в радости, независимо от вероисповедания или национальности. Там наказывают по закону, а не по настроению.

У нас стоит арестовать человека с исламским именем – так сразу арестовали исламского преступника, который, может быть, вообще никакого представления об исламе не имеет. А арестованные Сергеи, Антоны или Иваны – это просто граждане России. В Европе такое публичное разделение граждан просто невозможно.

Читать далее: http://www.gzt.ru/topnews/society/-politsiya-namerevalasj-tiho-provesti-chistku-/61519.html?from=copiedlink

Метки: ,

Комментарии запрещены.